Incerta. 1981: switching sides

Объявление

Текущие события:

♦ Питер Петтигрю... Воскрес?!
♦ Дело Сириуса Блэка было передано Кингсли Шеклболту. На очереди допросы Андромеды Тонкс и Ремуса Люпина.
♦ Так ли невинны развлечения чистокровных семей?
♦ Вслед за супругой допрашивается Люциус Малфой. Рабочий день для министерской чиновницы Форли станет последним?
♦ Вместо пирожных к чаю миссис Друэлла Блэк получает секретные сведения от школьной подруги.
Навигация:
сюжетгостеваяновостиfaq
роливнешностихронология
нужныешаблон анкетыnpc

Palantir

Связь с администрацией:
Skype: incerta.1981

ВНИМАНИЕ: ПЕРЕКЛИЧКА!
Nota bene!
На форуме используется народный перевод книг Дж. К. Роулинг.
Внимание! Могут быть освобождены некоторые роли из списка занятых. Обращаться в гостевую.
Администрация напоминает...
В игру требуются:
♜ Очень рыжие супруги Molly & Arthur Weasley;
♜ Акула пера Rita Skeeter;
♜ Оплот справедливости Amelia Bones;
♜ Таинственная и загадочная чёрная пантера Mrs. Zabini;
♜ Брат и Пожиратель Смерти Rabastan Lestrange;
♜ Молодая и сильная Emmeline Vance;
♜...а также несостоявшаяся супруга Barbara Greengrass и лучший друг N. Nott.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » fountain of wine » 25.11.81 Обмануть дьявола


25.11.81 Обмануть дьявола

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ОБМАНУТЬ ДЬЯВОЛА
http://sh.uploads.ru/4xJXR.png
Lucius Malfoy, Ramina Farley
25 ноября 1981 г., среда; Министерство Магии, кабинет обвинителя Визенгамота
Министерство Магии намерено найти всех, кто имеет отношение к Пожирателям Смерти или Ордену Феникса. И пусть у них нет прямых улик против большинства из заявлявших о своих взглядах волшебников, отказаться от приглашения на беседу не посмеет никто. Ведь отказ от сотрудничества с Министерством сам по себе подозрителен, не правда ли?

0

2

Пергамент, посредством которого Министерство Магии уведомляло Люциуса Малфоя о том, что обвинитель Визенгамота желает задать ему несколько вопросов, медленно тлел в пепельнице, жадно облизываемый языками пламени. То, что могло случится еще три недели назад, произошло сейчас, и с этой мыслью лорд Малфой мог неторопливо сделать третий и последний за день глоток бренди и отправиться в супружескую спальню.

Вчера не случилось ничего неожиданного. Неожиданность – это когда в твой дом, справившись со всеми охранными чарами, врываются авроры, выдергивают тебя из постели, наспех зачитывают вынесенный заочно приговор, а затем подводят к зависшему над полом дементору. Да, пожалуй, поступи чиновники Министерства именно так – душа Люциуса успела бы напоследок удивиться.
Но его пригласили всего лишь на беседу, пусть и отказываться от нее было бы непростительно глупо. Да и зачем? Вот уже почти целый месяц прошел с того дня, как исчез Тот-Которого-Бояться-Называть, и Люциус не вел жизнь затворника, ожидающего неминуемой кары. Отнюдь, он относительно легко, а внешне и вовсе незаметно, освоился с новыми обстоятельствами, и в то же здание Министерства Магии заходил несколько раз по своей собственной воле. И пока в коридорах различных уровней царило сдержанное ликование, свойственное любому послевоенному периоду, когда первый восторг уже спал и обозначились проблемы, требующие решения, Малфой готовил рубежи для активной обороны.
Вот и сегодня он буднично зарегистрировал волшебную палочку в атриуме, предъявил значок, на котором была обозначена цель его визита, после чего вошел в кабину лифта, доставившего его на второй уровень. На все это, включая несколько рукопожатий и пары общих фраз, которыми Люциус обменялся со знакомыми волшебниками, ушло не более пяти минут, поэтому к указанному в полученном пергаменте кабинету он подошел чуть раньше назначенного времени.
- Добрый день, - оказавшись внутри и тростью притворив за собою дверь, волшебник с вежливой заинтересованностью во взгляде осмотрелся, желая увидеть собеседника и отведенное для него место.

+3

3

Внешний вид: лиловое платье с длинными рукавами и глубоким треугольными вырезом длинной до колена. Сверху черно-лиловая мантия, на шее нитка аметистовых бус. волосы уложены локонами.

Если говорить прямо и не стесняться в выражениях получится, что миссис Форли, обвинитель Визенгамота сидела в своем кресле и плевала в потолок. А что же еще делать.
Текущее правительство магической Британии, которое ныне переживало самый феерический крах и своими действиями усердно рыло себе же могилу постановило. Постановило вызвать на допрос в министерство всех представителей чистокровного магического сообщества, кто имел неосторожность высказывать свое мнение вслух. Всех, чье мнение отличалось от общепринятого в ту или иную сторону. Для чего? Дабы проверить их на предмет сотрудничества с разнообразными террористическими (и не очень) организациями. И в перспективе посадить в места не столь отдаленные.
За несколько дней до этого, когда бюрократический аппарат "спустил" данное постановление нижестоящим, миссис Форли смеялась без перерыва по меньшей мере полчаса. Чем изрядно напугала Визенгамотского секретаря. В списке требующем "проверки" значились миссис Араминта Мелифлуа и миссис Рамина Форли. Каждая с пометками на полях, выполненными красными чернилами. Сигнал о том, что данные персоны требуют особого внимания. Особого. Впрочем сегодня Рамина как обвинитель встречала персону, которая так же фигурировала в списке. И так же имела красные пометки. Особое внимание. Особое. Все это вызывало у Рамины приступ панического хохота. Сдержаться стало задачей мкксимум. Листочек с "каверзными вопросами" для допроса был тут же. уже исписанный сверху до низу чем-то, что к делу точно не относилось.
- А, мистер Малфой, добрый день. - лениво проговорила Рамина, растягивая гласные. Пальцы правой руки молодой женщины крутили перо, а глаза, в которых не теснилось ни капли интереса, бегали по фигуре визитера. - присаживайтесь.
Если бы их разрешили пытать, то мера была куда более результативной. В этом Рамина была уверена.

+1

4

- Благодарю, - приглашение Люциус принял и, заняв место напротив особы, по-хозяйски расположившейся в этом кабинете, стал ожидать продолжения беседы, в ходе которой решил отыскать для себя ответы сразу на несколько вопросов и составить мнение о тех методах, которые Министерство намерено использовать для закрепления результатов своей «победы».
Так уж сложилось, что многим чиновникам, прежде чем начать разговор по существу, требовалось некоторое время, проводимое в тишине. Кто-то, чаще всего это были недавно назначенные на новую должность, этими мгновениями старались продемонстрировать собственную значимость и новый статус, кто-то предпочитал играть на нервах посетителя, а были и те, кто попросту были дурно организованы и считал допустимым тратить и чужое время, раз уж своего им было совсем не жаль. Поэтому мистер Малфой заранее запасся терпением и безмятежно разглядывал обстановку кабинета, не обделяя вниманием и волшебницу, которой предстояло вот-вот начать отыгрывать отведенную ей роль.
А ведь сегодняшняя «беседа» станет лишь первой в череде многих. Положительно, когда вся эта история подойдет к своему логическому завершению, Люциус будет немало знать об обитателях таких вот комнаток, что со временем еще послужит ему на пользу.

+1

5

Пока мистер Малфой располагался в кресле по соседству с теми удобствами, на которые хватало денег налогоплатильщиков, миссис Форли обдумывала план действий. В этом кресле уже побывало полно народу, из которых едва ли кто-то в чем-то признался. Запугивание сильных мира сего, каковыми являлись лица сродни Малфою, смысла не имело. Эти люди всегда знали за что, когда и сколько они могут получить.
Листочек с "каверзными вопросами" легким движением руки направился в урну. Действовать по предписанию, это значит потерять хотя бы малейшую надежду на развитие событий. А у Рамины помимо профессионального интереса к происходящему был еще и личный. И даже сложно было сказать, какой из них двигал в текущей ситуации.
- Хотите мне что-нибудь рассказать, мистер Малфой? - поинтересовалась волшебница, откидываясь на спинку и складывая руки в замок на столе. Она была почти уверена, что ответ будет отрицательным, но с чего-то этот диалог начинать нужно было. И едва ли с причины визита. В сложившейся ситуации только полный идиот мог не понимать с чем связан вызов в министерство, а мистер Малфой на идиота похож не был.

0

6

Кем бы ни была на самом деле миссис Форли, до той поры, пока их разделяет вот этот стол, ее стоило воспринимать отнюдь не как друга, готового беседовать на отвлеченные темы. Люциусу же предложена была явка с повинной, и предложение это было сделано без особой надежды на то, что его примут.
- Если бы я знал о вас достаточно для того, чтобы счесть внимательным слушателем… - переложив трость из левой руки в правую, волшебник внимательнее присмотрелся к обвинителю Визенгамота, словно убеждая себя в том, что на откровения стоит тратить свое и ее время.
- Что ж, извольте. Вас, вероятно, интересует, действительно ли я предвзято отношусь к магглорожденным волшебникам? Да, это так, - ничуть не рисуясь, кивнул Люциус, сжав пальцами рукоять трости так, как будто бы готовился встать. – Я не скрывал своих взглядов и не собираюсь делать этого сейчас, хотя далеко не все слова, которые мне приписывают, были в действительности мною сказаны. Тем не менее, я считаю, что законы в магическом сообществе должны устанавливаться, прежде всего, по согласованию с теми, кто ценит традиции и обычаи сокрытого от мира магглов мира так же сильно, как безопасность своих близких. То есть… - лорд Малфой едва заметно пожал плечами и озвучил лежащий на поверхности вывод. – Чистокровными волшебниками. В противном случае вскоре наш мир будет представлять собой весьма занятный, но ограниченный парк аттракционов.

+1

7

Исчерпывающе. Более чем. И даже не понятно, зачем Визенгамоту тратиться на обвинителей и дознавателей, если все сами открывают рот, едва только оказываются в кабинете. Всеми ими движут совершенно разные чувства: страх, гнев, тщеславие, но все они неизбежно ведут к одному. А ведь идея проста как пять кнатов: предложите человеку говорить и он сам поведает вам, что же его волнует более всего. А вам даже не придется тратить на него свое обаяние или искать слабое место.
Рамина улыбнулась мужчине, сидевшему по ту сторону стола. Самым слабым местом Малфоев, несомненно, было тщеславие. Правда, в отличие от большинства, помимо тщеславия они располагали кое-какими ресурсами для поддержания своих амбиций. Большинству чистокровных семей повезло меньше, и драгоценная кровь, которой они так гордились, в принципе была единственным, что у них оставалось. 
И так, Люциусу Малфою толерантная политика Министерства не просто не нравилась, она его в самом деле волновала.
- Как вы считаете, мистер Малфой, допустимо ли нашему обществу проявлять какую-либо снисходительность к тем, кто незначительно, но все же отличается от нас, если это отличие влияет на общественные нормы? - Взяв со стола перо, Рамина покрутила его в руках и накарябала несколько закорючек на лежащем перед ней пергаменте - Конечно, тема магглорожденных слишком щепетильна, что бы разбирать ее на данном примере, а потому, давайте рассмотрим другой пример. Скажем, оборотней? Разумеется, речь не идет о полудиких и полуразумных экземплярах, обитающих в лесах. Лишь о тех, в чью размеренную жизнь вмешиваются обстоятельства и кто против своей воли вынужден отличаться от своего окружения.

0

8

- Разумеется, - сколь угодно долго можно было обсуждать одну и ту же проблему, разбирая различные примеры, но суть оной от этого не изменится. Оборотни, вампиры. кентавры, гоблины… Последние, к примеру, добились путем восстаний если и не уважительного отношения со стороны волшебников, то по-крайней мере того, что с ними стало невозможно не считаться в тех областях, где гоблины оберегали свои интересы.
- И мы это делаем, разве не так? Общество же не истребляет оборотней лишь потому, что они оборотни, преследуют лишь тех, кто в полнолуние выходит охотится на людей т разумных существ, - дивный образ Фенрира Грейбека, всплывший в сознании Люциуса Малфоя, отвесил преисполненный благодарности поклон. Однако же, если сидящая напротив волшебница считала проблему оборотней схожей с проблемой вервольфов, то к ней следовало бы присмотреться.
- Но снисходительность не должна обращаться глупостью. Если оборотням придет в голову, что для облегчения их участи все должны единожды за лунный цикл обрастать шерстью, вы позволите одному из них себя укусить? – лорд Малфой прищурился и покачал головой. Нет, не позволит, конечно же. О сострадании куда приятнее вести беседу, нежели подавать пример оного.
- Вернемся к первоначальной теме, которую вы считаете слишком щепетильной. Наше общество должно помогать тем, кто незнаком с нашими традиционными устоями. В частности, большую роль в этом процессе должен играть Хогвартс. Оспорите?

+2

9

Рамина, тем временем, размышляла, был бы господин Малфой столь словоохотлив, если бы вещал не перед одиноким обвинителем-дилетаном (как недавно обозвали ее в прессе) в юбке, а перед судебной комиссией. Все-таки хорошо быть женщиной, мало кто воспринимает тебя всерьез, а значит не всегда следит за языком. Особенно представители "сильного пола" уверенные в своем превосходстве.
Рамина слушала. На каждое ее слово у господина Малфоя находилось два, а то и три. Весьма похвально. Вести диалог Люциус умел, впрочем она знала об этом еще до их встречи.
Кстати встречались ли они раньше? Миссис Форли этого припомнить не могла. Значит он интересовал ее не так что бы явно.
И так, первый прокол, по мнению господина обвинителя, Малфой в своей речи уже допустил и Рамина начеркала пару слов на лежащем перед ней листке бумаги. Не существенно, на самом деле, но если у обвинителя на процессе язык будет подвешен должным образом - пойдет.
На его вопросы она не отвечала, хотя их постановка действительно была важна и достойна занесения в протокол. Вот и еще пара пометок на полях.
- Я не могу оспаривать ваш взгляд на ситуацию, мистер Малфой, на то он и ваш. - улыбаясь, женщина постучала пером по бумаге - Каждый из нас имеет неповторимый взгляд на нее. А иначе бы вас сюда и не пригласили. У меня к вам последний вопрос, как вы относитесь к организации под названием "Орден Феникса".
По правде говоря это был первый и единственный вопрос, который она намеревалась задать визитеру, но они слегка увлеклись демагогией. Ну да ничего, никогда не поздно вернуться к истокам.

Отредактировано Ramina Farley (08-07-2015 14:26:35)

0

10

- Прошу прощения, не ослышался ли я? – левая бровь мистера Малфоя приняла форму низкой арки. Нет, возможно, обычные посетители этого кабинета и были в восторге от того, что беседа ограничилась двумя-тремя неопределенными вопросами, вот только в этом случае они мало ценили свое время.
- Меня сюда не пригласили, как вы изволили выразиться, а вызвали. Причем на этом… - аккуратно сложенный пергамент с ловкостью фокусника оказался извлеченным из недр мантии мужчины. – Стоит ваша подпись. И смею полагать, что содержание нашей беседы ничуть не пострадало бы, задай вы свои вопросы на этом же листе…
Разбрасывать конфетти из клочков пергамента Люциус не стал. Почти любая бумага имела свою цену, кому как не успешному молодому дельцу знать это?
- Я отношусь к упомянутой вами организации примерно так же, как относятся моржи к африканским львам. Вероятность встречи минимальна, общих интересов никаких. Безразличие, - поднявшись на ноги, лорд Малфой неторопливо выровнял стул по мнимой перпендикулярной линии к столу.
- Всего доброго, - дознавателя никто не тянул за язык, заставляя говорить и последнем вопросе, а стало быть право закончить разговор можно было оставить за собой.

Покинув кабинет, Люциус, однако, не направился домой, поскольку в Министертсве у него образовалось еще одно небольшое дело, затягивание которого было бы равносильно дозволению комару напиться твоей крови, прежде чем ладонь оставит от него пятно.
- К мистеру Фаджу… О, я знаю, что он занят… - не дав помощнице заместителя Министра Магии и рта раскрыть, а уж тем более воспрепятствовать ему, Люциус, однако, соизволил постучать, прежде чем войти в очередной казенный кабинет. Время, когда подобные дери можно будет открывать касанием мыса ботинка, еще не пришло.
- Доброе утро, мистер Фадж. С прискорбием вынужден отметить, что выглядите вы усталым, - любезно улыбаясь, Малфой смотрел на волшебника, которому, если он будет паинькой, ныне занимаемое кресло вскоре может стать тесноватым. Такой потенциал…
- Тем не менее, не мог пройти мимо, не передав приглашения отца посетить его охотничьи угодья.

+2

11

На стук в дверь Корнелиус отреагировал раздражённым "Что ещё?!", однако, вопреки ожиданиям, в дверном проёме появилась не молодая помощница (полная дура, и угораздило же такую родиться в такой уважаемой семье?), а светловолосый мужчина. Фадж даже привстал со своего места при виде гостя.
Мистер Малфой! — лицо Фаджа расплылось в улыбке. — Безумно, безумно рад вас видеть. Присаживайтесь, ну что же вы стоите!
Таким дорогим гостям, как Люциус Малфой, в кабинете Корнелиуса Фаджа были рады всегда, хоть бы за стенами и случился невиданный доселе миру волшебников катаклизм. С Малфоями, это Фадж усвоил почти сразу, с Малфоями надо дружить — потому что дружить против Малфоев куда дороже собственному продвижению по карьерной лестнице.
Нынче очень много работы, ну, вы понимаете... — Фадж потупил взгляд. Действительно, попытки привести волшебное сообщество в порядок после разрушительной войны отнимали последние силы — он уже не помнил, когда в последний раз бывал дома вовремя, погребённый под завалами бумажек и бумаг... — Однако, страшно рад приглашению! Как только - так сразу, мистер Малфой, как только...
Он на минуту призадумался, а затем снова обратился к своему гостю.
Как ваша супруга, мистер Малфой? Надеюсь, не держит на нас зла за доставленные ей... неудобства?
Потому что от ответа на этот вопрос зависело очень многое — хотя бы, как трактовать любезную улыбку на лице гостя.

+2

12

- Благодарю за приглашение, - Люциус действительно присел на свободный стул, хоть и не собирался надолго задерживаться в этом кабинете, благо общительный Фадж сам предоставил повод для вежливого раскланивания. Однако сперва следовало завершить дело…
- Не беспокойтесь, Нарцисса отходчива. Более того, она понимает, почему у сотрудников Аврората порой сдают нервы.  Большое несчастье - потеря друзей, коллег… - вздохнул волшебник, концом трости двигая по полу в направлении стола упавший лист пергамента. – Мы бы хотели, если есть такая возможность, как-то поддержать те семьи погибших работников Министерства, которые ныне нуждаются.
Красивые жесты лучше всего делать непринужденно или же вовсе не делать. Если ты всю жизнь наживался на сирых и убогих, а под старость лет возжелал обелить репутацию – тебя едва ли поймут. Поэтому Люциус, получив доступ к фамильному наследию своего рода, не скупился, понимая, что каждый отданный галеон при правильной подаче становится не потерей, а инвестицией.
- Я, конечно, понимаю, что Министерство заботится не только о своих сотрудниках, но и об их семьях, но времена тяжелые, средств в достаточных объемах может не хватать, да и неотложных дел накопилось… Да, кстати, мистер Фадж, а известна ли вам особа… - Люциус неторопливо развернул полученный накануне пергамент, – по имени Рамина Фарли?

Отредактировано Lucius Malfoy (21-08-2015 23:42:26)

+2

13

Мистеру Гору пришлось оставить свой пост, однако мы рады, что вы и ваша супруга помогли нам вовремя выяснить, что ему давно уже пора выйти на покой и пожить немного для себя.
Как только речь зашла о звенящих галлеончиках, Фадж оживился, отодвинул от себя пергаменты с неотложными делами и весь обратился в слух. Люциус Малфой был щедрым дарителям, а деньги Министерству никогда не помешают: особенно в такое смутное время, особенно когда один за одним умирали талантливые волшебники и работники, оставляющие семьи, требующие внимания — и финансирования — от мистера Фаджа...
Вы так добры, мистер Малфой! — воскликнул Фадж. — Совершенно не представляю, как мы — как я — могу отплатить вам за вашу отзывчивость!
Рамина Фарли была личностью неоднозначной. Кажется, одной из "подозрительных личностей" согласно новому списку, разработанному где-то в ООМП, но Фаджу до этого не было особенного дела. В этот список попало слишком много фамилий, которые он сам не готов был подозревать во всех смертных грехах, покуда они делали для его Министерства и его народа столько добрых дел.
Миссис Фарли, конечно, — Фадж кивнул. — У вас есть какие-то замечания касательно её работы, мистер Малфой?

+2

14

«Отставка, значит? Что ж, наиболее приемлемый для мистера Гора вариант», - лучше уж с почетом отправиться на пенсию, чем оказаться на той самой скамье подсудимых, куда долгие годы сажал других. И все же об авроре не следовало окончательно забывать, а то не ровен час еще откроет рот в самый неподходящий момент. Если, конечно, найдет уши, желающие его услышать.
- Мистер Фадж, я предлагаю свою помощь вовсе не из бескорыстных побуждений, - произнеся эту фразу с прежней любезной улыбкой, Люциус не без интереса принялся следить за метаморфозами, происходящими с выражением лица чиновника. Да-да, сейчас в голове мистера Фаджа наверняка строятся предположения, чего от него могут потребовать и как не упустить казавшиеся такими близкими галеоны.
«Ну-ну, старина, не будьте так напряжены. Вы нам понадобитесь еще молодцеватым, уверенным в себе политиком, а не запутавшимся в собственных долгах клерком».
- Моей семье выгодно, чтобы в стране воцарился порядок, - сжалившись, пояснил Малфой. – И если мы можем как-то посодействовать сверх того, что делаем и сейчас, то нам с вами остается только отыскать ответы на вопросы: где, как и какими средствами?
Ничего, семейные закрома не опустеют. Жадных не любят бедные и другие жадные, а Люциус совсем не возражал против того, чтобы в его лице сидящие в подобных кабинетах видели если не благодетеля, то человека, способного решить некоторые вопросы одним своим существованием.
- Что до миссис Фарли, то она вызвала меня сегодня на допрос, - эту новость лорд Малфой озвучил столь небрежно, словно речь шла о том, пойдет ли завтра в Лондоне дождь. – Странный, должен признаться, вышел у нас разговор. Вначале у меня сложилось впечатление, что миссис Фарли сама не знает, с какой целью пригласила меня. Все это походило на попытку зацепиться за слова, мною же произнесенные, в итоге, похоже, она решила, что я связан с тем самым Орденом Феникса… - теперь же Люциус выглядел так, словно рассказывал Фаджу некий анекдот, основанный на откровенной нелепости. Казалось, что вот-вот аристократ откровенно рассмеется.
- Я не хочу вмешиваться в ваши внутренние дела, однако должен заметить, что столь… несерьезный подход к делу может пагубно сказаться на авторитете не только самой миссис Фарли, но и ее коллег. Если она подобным же образом допросит еще нескольких волшебников, пойдут слухи о том, что, пользуясь плодами своей победы, Министерство решило избавиться от неудобных фигур.

+4

15

При словах о выгоде, Фадж напрягся: ему, хоть и человеку подневольному, в первую очередь готовому услужить своим богатым и влиятельным друзьям, помогающим галлеонами и добрыми советами, не нравилось, когда кто-то в открытую говорил о том, что хочет от него чего-то. Так ведь и исполнять придётся, уже не отвертишься! Однако, господин Малфой продолжил во вполне нейтральном русле, и Фадж снова расслабился и, кажется, снова расплылся по креслу, в котором сидел.
Однако долго расслабляться не пришлось: мистер Малфой завёл разговор на тему, которую Фадж в жизни не хотел бы обсуждать. Он нахмурился. Допрос? Что Крауч себе позволяет — допрашивать даже не подозреваемых в преступлениях лиц, а людей, посмевших родиться в чистокровных семьях?! Сам Крауч, кажется, тоже светился на фамильном древе Блэков — неужели забыл? Лицо Фаджа покраснело, как бы сильно он ни пытался сдержать свой гнев.
Орден Феникса? Это ведь миф, какая ерунда, — фыркнул Фадж. — Миссис Фарли, как человеку образованному, следовало бы знать об этом.
Орден Феникса? Какой ещё к дракклам Орден?! Сам Фадж всегда настаивал на том, что никаких подпольных организаций-борцов с преступностью не существует, а борьба с угрозой производится исключительно силами Министерства. Этой же позиции он придерживался в прессе. Хорошо же он будет выглядеть, если его подчинённые будут направо и налево на официальных беседах болтать об этих птичниках!
Фадж попытался успокоиться. Нужно было держать лицо перед мистером Малфоем — чего доброго, подумает, что у них тут бардак в Министерстве, а сам Фадж не может держать своих подчинённых под контролем. Поэтому он попытался улыбнуться и даже хихикнуть — чтобы разрядить обстановку.
Мистер Малфой, это, вероятно, недоразумение, — голос Фаджа звучал заискивающе. — Беседа — всё же беседа, мистер Малфой, — проводилась со многими волшебниками. Как вы знаете, наш враг был очень хитёр и склонял весьма уважаемых волшебников к сотрудничеству силой. Мы просто хотели проверить, не существует ли других пострадавших от его рук, тех, кому нужна наша помощь... Думаю, мне стоит лично переговорить с миссис Фарли и выяснить, почему она решилась задать такие странные вопросы — странные и совершенно не предусмотренные!
Последнее он особенно подчеркнул.

+1


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » fountain of wine » 25.11.81 Обмануть дьявола


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC