Incerta. 1981: switching sides

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » hexes » 10.11.81 Скажи мне, кто твой друг


10.11.81 Скажи мне, кто твой друг

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

10.11.81 Скажи мне, кто твой друг
...и ничего, кроме правды. (с)
http://sh.uploads.ru/HsiYf.gif
Kingsley Shacklebolt, Remus Lupin
10 ноября 1981 года, среда, Аврорат, один из кабинетов.
Сириус Блэк за решёткой. Осталось собрать доказательства против преступника. Но только ли доказательства можно получить на допросе?

0

2

Вчера погиб Гор.
Кингсли Шеклболт возглавил следствие по делу Сириуса Блэка, которого почему-то пока не отправил за решётку, затягивая следственную волокиту и сомневаясь. Впрочем, сомневался спокойный Кингсли по жизни - он был человеком умным и сметливым, справедливым и правильным, и даже если этот чёртов Блэк и угробил тысячу магглов и серого котика, то тому требовались доказательства. Например, показания свидетелей - друзей, родственников и соседей. Их сборов занимается Гор.
- Занимался, - мысленно поправил себя Кингсли, глядя на заваленный папками и бумагами стол коллеги в общей комнате Аврората, где они всегда проводили время вместе - на дежурствах, за работой и даже однажды на Рождество, когда по-холостяцки глушили на троих одну бутылку огневиски. И, хотя вчера вечером Шеклболт даже заорал от горя, он не позволил себе опуститься до сиюминутного сдавания Блэка в лапы Барти Крауча, требовавшего результатов - читай, заключения "виновен, растерзать к чёртовой бабушке на месте без суда и следствия". А потому, чтобы заглушить боль утраты, на следующий же день вызвал ещё двух свидетелей по делу Сириуса Блэка - однокурсника Ремуса Люпина и ещё одну его кузину, миссис Тонкс, урождённую Блэк. Об одном Кингсли не подумал - он поставил допросы слишком близко, а потому, высунув в приёмную голову, ожидал увидеть там сразу обоих. Не глядя, Шеклболт вызвал:
- Мистер Ремус Джон Люпин. Прошу, Ваше время - одиннадцать утра. Проходите, - он оставил дверь приоткрытой, дождался, пока не слишком хорошо одетый волшебник зайдёт в общий кабинет, и провёл его в комнату, где обычно допрашивали всех, кого ни попадя - и потенциальных маньяков, и домохозяек-свидетельниц.
- Садитесь, мистер Люпин. Приступим, пожалуй, - пробасил Кингсли, открывая блокнот и устанавливая магическое перо, которому предполагалось слово в слово стенографировать допрос. Беседу. Или допрос.
- На перо не обращайте внимания, как и на то, что это - допрос, мистер Люпин. Мы просто поговорим, вы расскажете всё, что знаете, и, надеюсь, больше вы меня не увидите. Ну, ради вашего же блага, - добродушно улыбаясь, Кингсли продиктовал перу:
- Допрос свидетеля Ремуса Джона Люпина, двадцати одного года, по делу Сириуса Ориона Блэка. Мистер Люпин, назовите, пожалуйста, свой адрес проживания, - перо послушно забегало по длинному свитку пергамента. С Нарциссой-то Гор, поди, чаи распивал, но это не помогло...
- Расскажите, пожалуйста, как давно Вы знакомы с Сириусом Орионом Блэком, какие отношения Вас с ним связывали и связывают?

+2

3

Когда Ремусу Люпину сказали, что погибли Поттеры, у него было ощущение, будто что-то важное, намертво приросшее, оторвали, отрезали, а оставшуюся на месте «чего-то важного» рану не прижгли, не зашили и не обработали. Это как выдернуть из груди стрелу: инородного предмета уже нет, а кровь хлещет, и ты захлёбываешься в ней, задыхаешься.
Горе душило Люпина, и он готов был разорвать что-нибудь… или кого-нибудь, даже не думая при этом утихомирить волка, которому тоже было нестерпимо больно. Парень не мог поверить, что Джеймс и Лили… что вот, они совсем недавно были, растили малыша Гарри, боролись, писали письма… а теперь, что же? Пустота? Как такое возможно?
Но вот когда Ремусу Люпину сказали, что предатель – Сириус Блэк, оборотень рассмеялся. Он смеялся громко, долго, надрывисто, мечтая сорваться то ли в рыдания, то ли в крик, то ли в проклятия. Блэк – предатель. Смешно и нелепо…
Блэк – предатель… предатель – Блэк… Бродяга сдал их Волдеморту… - мысли тупым водоворотом крутились в голове, пока сам оборотень сидел в тёмной и холодной гостиной, уставившись в стену. Не может быть.
Блэк – предатель – снова повторял внутренний голос, и снова парень затыкал его, срываясь. Он вед даже напиться не мог из-за нехватки средств!
Сколько Люпин так сидел после ухода Дамблдора? Он не имеет ни малейшего понятия. В себя его привела лишь Министерская сова, бьющаяся в окно и вопящая.
Вызов на допрос. Серьёзно? Его станут допрашивать? Оборотня? Много ли смысла будет в его словах?
А коридоры Министерства Магии мрачные, отвратительно холодные, не внушающие никаких надежд. Ремус смотрел перед собой, представляя, что сейчас подумают о нём: красные глаза, под которыми залегли синяки, старая, хоть и аккуратная, одежда, висящая сейчас мешком, разбитые костяшки пальцев… Именно таким свидетелям доверяют, безусловно
Понадобилось некоторое время, чтобы осознать, что парень ждёт допроса не один. Рядом с ним сидела молодая женщина, показавшаяся смутно знакомой. Кажется, Рем видел её на фотографиях… на тех немногих, что Сириус сохранил.
- Вы Андромеда? – без предисловий начал парень, так как на них не было времени, - Кузина Сириуса? Это, должно быть ужасно, но… Но Сириус ни в чём не виноват. – Покачал головой Лунатик, - Верите?
Люпин видел, что женщина верит. Или, во всяком случае, хочет в это верить, но разгвор вышел крайне коротким. Парня позвали в кабинет.
Было ли ему странно? Ничуть. Люпину вообще было сейчас всё равно, что могут сделать с ним здесь. К тому же, позвавший волшебник, голос которого уже заставлял не нервничать, внушал доверие. Может, всё будет хорошо.
Шутку проводящего допрос Рем оценил бы в другое время и в  другом месте, а сейчас удалось выдавить лишь измученную улыбку, больше похожую на болезненную гримасу.
Назвав свой адрес проживания, молодой человек, глянув на перо, проговорил.
- Я знаю Сириуса с одиннадцати лет, мы учились с ним на одном факультете и курсе в школе Хогвартс, и были… - Люпин запнулся, стараясь выбросить из головы всё. Он просто должен отвечать. – Сириус мой друг, - это прозвучало уверенно, Даже слишком.

Отредактировано Remus Lupin (29-08-2015 19:12:06)

+2

4

Перо осторожненько выводило адрес Люпина, а Шеклболт внимательно смотрел на молодого человека, одетого не слишком богато. Чего греха таить - на Люпине одежда знавала и лучшие времена. А пойманный Блэк даже на месте преступления оказался одет в роскошную мантию. В брендовой одежде Кингсли, конечно, не разбирался, но имел младшую сестру - а это длинноногое обстоятельство меняло многое в жизни мужчины. Например, когда у тебя в доме есть сестра, так или иначе начинаешь отличать шампунь от кондиционера - и туфельки от босоножек. И даже допрашивая Блэка Шеклболт отдавал себе отчёт в том, что перед ним - обеспеченный молодой человек без особенных жизненных проблем - так что же его толкнуло на такое леденящее кровь деяние?
- Кем были, мистер Люпин? Возможно, наш разговор будет трудным, но, поверьте, обвинения, предъявленные мистеру Блэку, очень и очень серьёзны. Поэтому мне важна каждая деталь - расскажите о Сириусе Блэке всё, что сможете. Кем вы были, что он из себя представлял в школе, имелись ли у него дисциплинарные проступки, какие отношения связывали его с семьёй?
Кингсли вздохнул. Даже несмотря на то, что Блэку были предъявлены обвинения в жестоком убийстве дюжины магглов и мистера Петтигрю, Люпин твёрдо говорил о том, что Блэк - это друг. Шеклболт не был готов рубить с плеча, но определённый вопрос в его голове всё-таки возник - а не связан ли с этим преступлением сам Люпин?
- Ваш друг. Хорошо. А что вы можете сказать об убитом Петтигрю? Перед тем, как отправиться в заключение, Сириус выдал странную фразу - "он меня обманул, теперь я его не смогу поймать". Можете мне помочь пролить свет на эту загадку, Люпин?

+2

5

«Кем были?» - вопрос бьёт кнутом, и Люпин едва может держать лицо и не вздрогнуть при этом. Кем они были? Друзьями… кем же ещё? А кто они есть? Сам Мерлин не разберётся теперь. Хочется схватиться за голову и спрятаться, но Ремус только потирает виски. Голова раскалывается и не хочет работать, а работать она должна. Вряд ли этому волшебнику нужен несвязный лепет.
«Как будто я не знаю, что обвинения серьёзны!» - кричал внутренний голос, заставляя вторую сущность внутри парня рвать, рычать и выть. Но вслух молодой человек негромко произнёс:
- В школе мы были друзьями… - «а я повторяюсь», - И он всегда был хорошим и верным другом. Вернее него вряд ли можно найти человека. А проступки… он довольно часто нарушал правила, но он не один такой был. Все мы нарушали правила. Гуляли после отбоя, ходили в Запретный лес… ничего серьёзного.
Лунатик почти не врал. В их нарушениях действительно не было особого членовредительства. Да, мародёры дрались, чаще всего Джеймс или Сириус, таскали с кухни еду, гуляли в лесу, исследовали ночами школу. Но они вед были подростками! С тех пор они выросли.
Люпин с трудом заставлял себя смотреть на допрашивающего. Сейчас этот чернокожий мужчина символизировал все плохие и хорошие воспоминания. Он заставлял Рема вспомнить то, что ломало изнутри, причиняло невероятную боль. У Ремуса было ощущение, что ещё несколько слов о друзьях, о школе, и он просто рассыплется на части.
- А с семьёй у Сириуса всегда были плохие отношения. Он… он не принимал взглядов семьи, не делил людей по крови. Он сбежал из дома. Когда ему было шестнадцать. И жил у… - пришлось сглотнуть и выдохнуть, чтобы получилось произнести имя Поттера, - у Джеймса. Сириус, конечно, был всегда вспыльчивым, но… Но он не предатель.
Покачал головой Люпин, забывая, что он на допросе, а не на приёме у психолога.
Фамилия Хвоста выдернула оборотня из мыслей. Он поднял голову и, нахмурившись, посмотрел на собеседника. "Он меня обманул, теперь я его не смогу поймать" – эта фраза, конечно, ничего не значила для Министерства. Но Люпина словно ударили в спину ножом.
- Питер тоже был нашим другом. Он был… обычным. Самым обычным. Но, я думаю, он мог сбежать. Я думаю… - пришлось на секунду прижать руки к лицу и попытаться сосредоточиться.
Если сейчас Рем расскажет об анимагии, всё будет плохо. Но смысл сказанных Блэком слов – понятен. Питер мог просто стать крысой и сбежать, никто бы не заметил его, а Бродяга? Он просто не успел… Питер оказался быстрее и хитрее. И Ремус готов был поверить скорее в то, что Хвост выжил и сбежал в канализацию, чем в то, что Блэк предал Поттеров.
- Я думаю, - уже более решительно и связно выговорил Люпин, - что Питер Петтигрю мог сбежать. Обмануть. Подставить Сириуса. Может, Сириус видел то, о чем никто даже не подозревает, он просто… он был очень близок с Джеймсом, он бы скорее сам умер, а Питер. Он всегда был очень тихим, и никто не заподозрил бы его. Может. Сириус имел в виду это.
Люпин теперь уже внимательно следил за лицом министерского работника, подмечая заодно его выдержку. Умение вести беседу, надёжность. Такой человек мог стать очень полезным для Ордена Феникса. Знает ли он об этой организации?

+2

6

- Угу, - пробасил Кингсли, внимательно смотря на мистера Люпина. Молодой, а уже потрёпанный войной, Ремус казался ему совершенным мальчишкой, который будет сражаться за близких до конца. При этом, он точно знал, что именно защищает, а ещё почему это делает. Юность для мистера Люпина была атрибутом вынужденным. А вот то, что он говорил, насторожило Шеклболта в полной мере. По сути, Ремус подтвердил слова Нарциссы Малфой о том, что Сириус Блэк нарушал школьные правила и сбежал из дома, от семьи - разнилось лишь понимание двух волшебников и их видение этих фактов. Если леди Малфой утверждала, что он совершил ужасный проступок, то Ремус оправдывал своего друга.
Но как же такие хорошие люди, как Сирису Блэк, оказываются на местах преступлений, где были найдены останки дюжины свежеприконченных в особо жестокой форме магглов вкупе со средним пальцем лучшего друга? На этот вопрос осталось найти ответ.
- Продолжайте, мистер Люпин. Я вас уверяю, что любые ваши... Гм... Теории будут проверены, даю вам честное слово волшебника. Моя цель - истина, и если Сириус - жертва обстоятельств, то так тому и быть. Но это надо ещё доказать. Каким образом покойный Питер мог подставить Сириуса? - помедлив, Кингсли решился на ещё один вопрос, правда, скорее личный, чем относящийся к делу. Если Поттеры и правда имели отношение к подпольному сражению с Тем-Кого-Нельзя-Называть...
- И, мистер Люпин, скажите, пожалуйста, почему Питер Петтигрю крикнул, что Сириус Блэк рассказал о местонахождении Поттеров Сами-Знаете-Кому? Нестыковка в этой истории вот какая - Поттеры прячутся, потому что сильные волшебники, и зачем им нужна была помощь Блэка?

+2

7

«Теории… Именно так – теории. Ничего больше у тебя нет, Люпин, кроме никчёмных и никому ненужных теорий!».
Ремус злился на самого себя. Он не может сделать и сказать ничего полезного, не выдав очередную тайну, которых скопилось так много, что Люпин тонул во всём этом, путался и терялся. Парень мельком поглядывал в сторону министерского работника. Верит ли он? И верит ли сам Ремус этому человеку.
Чутьё подсказывало, что данный индивидуум действительно справедлив и достоин хотя бы относительного доверия, но паранойя, нажитая годами с ликантропией, не позволяла молодому человеку рассказать всё с начала до конца.
Сейчас у Лунатика были считанные минуты. Хотя нет – секунды, чтобы решить. И решиться. Выбор был невелик: продолжать говорить загадками, или сказать про анимагию мародёров. И про свою ликантропию.
Это может спасти Сириуса, может его уничтожить.
- Питер мог незаметно ускользнуть, - против своей воли выговорил Ремус и так сильно сжал кулак, что ногти больно впились в кожу, - Думаю, Сириус узнал о… о предательстве Питера и решил его поймать, а Петтигрю… он… - пришлось глубоко вздохнуть и внимательно посмотреть на мужчину перед собой, потом на перо, записывающее их разговор. «Просто скажи, что Питер – анимаг. Это ведь легко!»
- Питер Петтигрю был незарегистрированным анимагом, - протараторил Люпин, и всё внутри окончательно рухнуло. Оборотень сейчас чувствовал себя предателем. – Если он успел превратиться, его бы не заметили.
Рем уткнулся взглядом в пол.
- Просто проверьте палочку Сириуса. Я уверен, что он просто не успел ею воспользоваться.
Люпину сейчас было плевать. Плевать на свою репутацию, на свои секреты, на ликантропию, с таким трудом скрываемую. Пусть обо всём узнают, но Блэк не должен сидеть в Азкабане.
С Поттерами было сложнее. Если в вопросе по поводу Сириуса были замешаны только мародёры, то здесь речь заходила об Ордене Феникса. Конечно, многие знали, что у Дамблдора есть свой отряд срочного реагирования, но трепаться о нём на право и налево, особенно в Министерстве, было как-то не принято.
Лунатик вновь глянул на перо и прикрыл глаза.
- Я расскажу о причине, по которой Джеймс и Лили были вынуждены спрятаться. Я многое Вам расскажу, но лишь с условием, что это… останется вне протокола.

+2

8

Кингсли, сидючи напротив мистера Люпина, понимал, что если бы он-таки имел длинные волосы, они бы сейчас встали дыбом, причём не только на голове. По долгу службы Шеклболт сталкивался с разными людьми, которые зачастую говорили самые разнообразные вещи: когда на Того-Кого-Нельзя-Называть ещё только начиналась министерская охота, аврорат буквально заваливало письмами и вопиллерами, в которых волшебники и ведьмы уверяли, что Тёмный Лорд каждый день ходит мимо их огородов. Четыре года назад в Рождество Кингсли пришлось сходить с обыском в косметическую (!) лавку. А сейчас перед ним сидит двадцатилетний мальчишка и уверяет его, что убитый Петтигрю - анимаг, незарегистрированный. Теория звучала бы фантастически, если бы не одно но. Сириус и Люпин говорили примерно одно и то же. В этом и состоял второй подвох - договорняка никто не отменял. Третий подвох был куда менее приятным - тела в деле, ха-ха, не было. И, несмотря на то, что Люпин принёс показания на прекрасном блюдечке с голубой каёмочкой, к телу должна была бы прилагаться волшебная палочка, из которой убивали магглов и взрывали Клэпхэм. А пока что Кингсли слышал только слова - хотя и очень дорогие.
- Ага, - обычно не лезущий в карман за словом, Кингсли был поражен. Перо самозабвенно записало и слова про "вне протокола, но Шеклболт снял его с пергамента, уложив рядом с чернильницей и оторвав последние две строчки. В конце концов, он найдёт способ как-нибудь придать тому, что хочет услышать, официальности. - Люпин, вы понимаете, насколько провально звучит версия с анимагией в этом деле? От Петтигрю остался только палец. Средний, что примечательно. Но за теорию спасибо, палочку мы проверим. Ладно, Мерлин с ним. Вы понимаете, что всё, сказанное не под запись, не имеет никакой цены для дела? Я ведь не смогу доказать невиновность - или наоборот, если у меня будут просто анонимные сведения. Но ладно. Допрос окончен. Я пришлю вам сову, мы поговорим с вами. А пока меня ждёт следующий свидетель. Распишитесь здесь, если согласны с протоколом допроса, мистер Люпин.
Когда Люпин вышел из кабинета, Кингсли понял, что упустил что-то очень важное в этом деле. Что-то такое, за что его Фрэнк, Рик и Муди уж точно засмеют. Свидетель-парень указал на то, что авроры до сих пор не сделали... Но времени не было. На очереди был допрос следующей свидетельницы - и в этот раз Кингсли задаст ей вопросы не только по делу Блэка. К женщинам у него со вчерашнего дня отношение было предвзятым втройне.

+3


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » hexes » 10.11.81 Скажи мне, кто твой друг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC