Incerta. 1981: switching sides

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » fountain of wine » 10.11.81 Я хочу сообщить вам пренеприятнейшее известие


10.11.81 Я хочу сообщить вам пренеприятнейшее известие

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

10.11.81 Я хочу сообщить вам пренеприятнейшее известие...

http://sh.uploads.ru/HsiYf.gif
Bellatrix Lestrange, Rodolphus Lestrange, Lucius Malfoy
10 ноября 1981 года, вторник, 11 утра, гостиная дома Лестрейнджей.
Люциус приглашён Рудольфусом "оценить новое приобретение", однако тема разговора совершенно иная и инициатор беседы вовсе не он — Беллатрикс решает поделиться с боевыми товарищами событиями вчерашнего вечера.

0

2

Оказавшись дома, Белла начала злиться. Перед тем, как уйти в комнату и притвориться спящей, она выпила два стакана огневиски и попросила мужа пригласить Люциуса к ним домой завтра до обеда. Дело не терпело отлагательств. В конце концов, завтра с утра могло произойти что угодно — Люциус и Рудольфус должны быть в курсе и продумать запасной план на случай, если Белла уже не жилец.
Сама писать ему с просьбой о встрече Белла посчитала опасным, за ней уже могли установить слежку — осторожность не помешает, хотя бы когда на кону честь семьи её обожаемой младшей сестры.

Наутро она всё ещё пребывала в поганом настроении, однако перестала отшвыривать попадающиеся под руку вещи и пытаться пнуть домовика. До прихода Люциуса она отказывалась что-либо говорить мужу, пусть уж узнают оба и сразу — два раза пересказывать события вчерашнего вечера она не считала для себя возможным. Попалась, попалась, как девчонка! Так и знала, что этим двум тупицам из пожирательского мяса нельзя доверять. Она корила себя за абсолютнейшее профанство в деле, которое не требовало практически никаких особенных навыков: в конце концов, она надеялась, что у мальчишки не осталось ни единого воспоминания о том, что нужно было утаить.
К одиннадцати Люциус появился. Белла и Рудольфус ждали его в гостиной.
Садись, Люциус, — она предложила гостю кресло. — Есть разговор.
Сама она осталась стоять, нервно сжимая в руках волшебную палочку.
Вчера я стирала память Мальсиберу в тюрьмах, — сразу начала она. Чем больше тянуть, тем меньше хочется говорить. — Я попала под облаву, те два щенка, которые были со мной, схвачены. Они ничего не знают, не жалко... — она остановилась, выдохнула. — Скорее всего авроры меня видели. Без маски.

+4

3

За годы семейной жизни Рудольфус научился с одного взгляда определять, когда стоит промолчать и воздержаться от лишних вопросов, чтобы избежать никому ненужной ссоры. Возможно, некоторые сочли бы подобное поведение за малодушие или даже за первые признаки нахождения под каблуком у супруги, а вот сам Лестрейндж только посмеялся над столь странными предположениями. Он прекрасно понимал свою жену, доверял ей, зная, что все более или менее важное она рано или поздно ему расскажет, а вот дотошные расспросы могут только подлить масло в огонь и без того непростого характера Беллатрикс.
Поэтому когда вчера вечером Белла вернулась домой злая и расстроенная, Рудольфус сделал вид, что ничего не заметил, что у нее всегда была привычка напиваться на ночь огневиски и рано ложиться спать. К просьбе пригласить к ним Люциуса мужчина тоже отнесся спокойно. А почему, собственно говоря, и нет? Разве родственники не могут встретиться и обсудить какой-нибудь интересный пустяк? Например, приобретение очередной любопытной безделушки. Благо бесполезных артефактов в особняке Лестрейнджей всегда хватало. С работой тоже не должно было возникнуть проблем: так удачно совпало, что управляющий Гринготтса попросил его написать речь и подготовить несколько исторических ссылок для встречи с очередной министерской шишкой. Словно предвидя будущее, Рудольфус предупредил, что ему будет удобнее работать дома, где в его распоряжении находилась обширная фамильная библиотека, а потому завтра его появления в банке никто не ждал.
Итак, письмо было отправлено, ответ был получен. Ночь, полная тревожных снов, миновала. В ожидании прихода почти родственника волшебник сидел в гостиной и делал вид, что читает книгу: поведение Беллы, вымещавшей свое раздражение на всем, подряд, начинало беспокоить, мрачные мысли не давали сосредоточиться. Вчера на задании явно произошло что-то плохое для всех них. К счастью, не настолько катастрофическое, чтобы об этом написали в Пророке, который Лестрейндж теперь просматривал каждое утро.
Наконец домовик объявил о прибытии долгожданного гостя, и Белла, не медля ни секунды, приступила к делу.
- Вчера я стирала память Мальсиберу в тюрьмах, - голос жены звучал уверенно, что немного успокоило волшебника. Он кивнул, всем своим видом показывая, что это правильно. - Я попала под облаву, те два щенка, которые были со мной, схвачены. Они ничего не знают, не жалко… - она замолчала, словно собираясь с духом. - Скорее всего авроры меня видели. Без маски.
- Что? – Рудольфус вскочил, уронив на пол книгу, лежавшую у него на коленях. Он пораженно смотрел на Беллатрикс: раньше она ошибок никогда не совершала. Произошедшее казалось неудачным розыгрышем, однако она не стала шутить на подобную тему.
- Как это произошло? – взяв себя в руки, спросил мужчина, вновь садясь в кресло. – Расскажи. И… - он замолчал, нагнувшись за валявшимся на ковре томом. Даже в критической ситуации Рудольфус не мог изменить своей педантичности. – Люциус, нам необходимо долгодействующее зелье, способное нейтрализовать сыворотку правды, - продолжил волшебник, положив книгу на журнальный столик, где ей и было самое место.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (16-08-2015 21:58:05)

+4

4

- Очевидно, спутники Беллатрикс не сумели должным образом обеспечить ее безопасность… - и в этом случае жалеть их действительно не приходилось. Напротив, авроры пока займут себя попытками выбить из юнцов те крупицы информации, к которой были допущены неудачники. Скорее всего, церемониться с ними не станут, а посему при отсутствии более весомых поводов можно уже сегодня начинать пить за то, чтобы их души успели отойти в мир иной до того, как до них дотянутся дементоры.
- Присядь, Беллатрикс, - не то чтобы Люциус действительно чувствовал себя неловко оттого, что он сидит, а женщина стоит, однако о манерах забывать не стоило Кресло же у Лестрейнджей было удобным и покидать его без особого повода пока не хотелось. Выдержка, размеренность и беспристрастный анализ по сегодняшним меркам значили больше, нежели эмоциональность, даже в тех случаях, когда в голове бушует вихрь из имен и фамилий тех, кого пора использовать в своих целях, даже если тебе действительно тревожно. Страх притупляет разум.
- Зелье я добуду. Снейп… Впрочем, нет, Снейпа на сей раз тревожить не стану… - талантливый зельевар, возможно, справился бы быстрее многих и не стал бы задавать ненужные вопросы, но Люциус подпустил его слишком близко к себе и своей семье. Обращаться к нему со столь щекотливым делом в момент, когда верность каждого проверяется в новых условиях, было бы рискованно.
- Пусть это будет человек, до которого нашему Министерству будет не так легко добраться, - иностранный специалист будет стоить дороже, но золото ничто по сравнению с перспективой оказаться в Азкабане, пусть и в родственной компании.
- Ты знаешь тех, кто мог тебя видеть? – скорее всего, работать с ненужными свидетелями было уже поздно, но все же знать хоть что-то о тех, кто может начать копать под тебя, лучше, чем не знать вообще ничего. И хотя заиметь своего человека в Аврорате сейчас было задачей из серии сверхтяжелых, министерская бюрократия и обилие работы, которой бравые сотрудники в последние недели буквально жили и дышали двадцать четыре часа в сутки, давали определенные шансы притормозить наиболее пагубные для семейств Лестрейнджей и Малфоев процессы.

+4

5

Времени на "да, я виновата, хлюп-хлюп, какая я глупая" не было (да и не очень походило на Беллу), нужен был чёткий план действий на случай, если за Беллой всё-таки придут. То, что ещё не пришли, наводило на определённые мысли: скорее всего, они просто не уверены, что между Беллатрикс Лестрейндж и той женщиной из подземелий Министерства можно поставить знак равенства, значит, шанс ещё есть. Однако она ожидала каких-либо действий от аврората в самом скором времени — пока только не знала, с чего они начнут.
Я сняла маску перед Мальсибером, не хотел мне верить, поганец, — Белла всё-таки села, последовав предложению Люциуса. — В этот момент вломились авроры. Не знаю, что они успели разглядеть, я надела маску — но они поняли, что я женщина. Возможно, видели лицо, возможно, слышали голос. Оба варианта достаточны для того, чтобы начать копать.
Она снова хотела встать, но осталась на месте, решив, что мельтешение по комнате ничего не даст. Вместо этого Белла сжала руки в замок, не зная, куда их деть.
На легилименцию времени уже не было, так что если мой обливиейт стёр не всё - со мной покончено. И не только со мной, мальчик слишком много знал.
Мальсибер действительно представлял потенциальную угрозу для многих, именно поэтому за его воспоминаниями отправилась группа Пожирателей, из которых только один, судя по итогу, чего-то стоил. Белла посмотрела на Рудольфуса, потом на Люциуса. Те уже начали обсуждение плана действия — Белла позвала их сюда именно за этим. При упоминании имени Снейпа она хотела было возразить, но Люциус и сам отказался от этой идеи — тем лучше, этому щенку Белла не доверяла, хотя вся Ставка, кажется, была от него в восторге. Включая Господина. 
Один допрашивал Нарциссу позавчера, Гор или как его, — Белла нахмурилась, вспоминая. — Второй командовал, темнокожий. Я не знаю его имени, но его легко будет найти. Третьего впервые вижу, новичок, возможно. Но громче всех кричал, что "баба".
Ещё и какой-нибудь полумаггл, судя по словарному запасу и неумению ориентироваться в бою.
Вроде бы были ещё хит-визарды, я их не видела.

+4

6

При упоминании Снейпа Рудольфус нахмурился. Не то чтобы он не доверял именно Северусу, он не доверял всем новоиспеченным Пожирателям Смерти, едва успевшим получить черную метку. Мужчина считал их еще неопытными, опрометчивыми и ненадежными. Кто знает, не решат ли они, трусливо поджав хвосты, переждать бурю, не предадут ли своих товарищей, спасая собственные шкуры на допросе у авроров. Да и зачем давать постороннему человеку лишний компромат на себя. Одно дело Малфой. Он почти семья, он крепко повязан с ними. Ему невыгодно их сдавать. По крайней мере, сейчас.
- Правильно, Люциус, - одобрительно кивнул Лестрейндж, услышав, как родственник отказывается от идеи обратиться за помощью к талантливому юнцу. – Лучше посторонний, тот, кто ничего не будет знать. Да и незачем беспокоить остальных. Мало ли какие крысы решат сбежать. Всю эту историю стоит держать в тайне. Доложим только вышестоящим. Остальные… - он перевел изучающий взгляд с Малфоя на Беллу. - Никто не должен знать, - на всякий случай волшебник озвучил то, что и так всем было понятно: паника не должна была проникнуть в ряды, иначе все было кончено для слишком многих.
Слушая короткий рассказ жены, Рудольфус недовольно хмурился: беспечность, чужая проницательность, злой рок слились воедино, словно специально собираясь погубить их семью. Слишком много невезения для такого короткого промежутка времени: сначала падение Лорда, потом арест Мальсибера и теперь вот это. Так не должно быть. Только не с ними,  не с теми, кто боролся за правое дело.
- Но они еще не пришли за тобой, - задумчиво произнес волшебник, констатируя очевидный факт. –  Возможно, они пока не знают твоего имени. У нас хотя бы есть отсрочка, чтобы защитить твою память. Джонатан уже отыгранная карта. Теперь мы ничего не сможем сделать. Если заклятие не сработало, то все обрушится в мгновение ока. Мы сразу поймем это. Большая череда арестов не останется незамеченной. Скорее всего, мы будем первыми. Если повезет, то - нет. Тогда у нас появится шанс сбежать. Люциус, - он повернулся к Малфою. – Тебя спасти еще реально. Мы можем частично подделать твои воспоминания. Инсценируем сцену, в которой я накладываю на тебя заклинание подчинения. При самом плохом раскладе ты всегда сможешь сказать, что делал все не по своей воле. Мы с Беллой неплохие окклюменты. Если удастся обойти сыворотку правды, то подтвердим твою невиновность, подсунув пару правильных картинок. Драко не должен остаться без родителя. Чистая кровь слишком ценна. Что скажешь, Белла?

Отредактировано Rodolphus Lestrange (23-08-2015 00:55:50)

+4

7

- Не слишком ли рано вы ставите себя в положение тех, кто возьмет на себя все грехи? – это, разумеется, было делом каждого – выбирать методы собственной защиты или же изображать из себя жертвенного агнца, однако, если Лестрейнджем действительно схватят, одними фальшивыми воспоминаниями от Аврората Люциус не отделается. Одного фрагмента будет мало, ищейки постараются заглянуть в каждый уголок памяти Малфоя.
- Я не возражаю против дополнительных мер предосторожности, но предпочел бы не доводить дело до обыска в этих стенах, - министерским шавкам только позволь окончательно почувствовать себя хозяевами положения – не погнушаются и взять родовые поместья в осаду, спалив их дотла вместе с хозяевами. Еще и снимочек в Пророке опубликуют, сравнивая развалины дома четы Поттеров и «гнезда выродков, годами терроризировавших нашу страну». Утонченная месть этим плебеям  и любителям грязнокровок, продавшим и предавшим то, что возвышало их над прочими, была не нужна.
- Темнокожий аврор… Кингсли с труднопроизносимой фамилией, вероятно, - волк молодой, но уже матерый, свалить его будет не так-то просто, поскольку его стиль и методы по душе тем, кто, как считается, ныне заправляет в высоких кабинетах.
- К счастью, он наверняка из тех, кто не считает необходимым скрывать свое истинное отношение к таким как мы, друзья мои, - Люциус усмехнулся, подумав о том, как «повезет» Сириусу Блэку, если допрашивать его станут те, кто в нем прежде не сомневался. – А потому с ним можно работать, но не вам.
Лестрейнджам, увы, отныне придется жить почти на осадном положении и пребывать в постоянной готовности ко всему. Впрочем, все они, благо не были наивными идеалистами, готовились к худшему с того момента, когда впервые ощутили отсутствие магии Повелителя, соединявшей их всех.

+4

8

Нужно быть осторожными, — Белла потёрла виски, не глядя на Люциуса. — Рудо прав, я хочу обезопасить Нарциссу и Драко. Если ты попадёшь под облаву, вы все пойдёте ко дну.
И Белла не простит Люциусу, если её сестре придётся страдать только потому, что ему не хотелось давать кому-то вторгаться в свою память и хозяйничать там, пусть и на краткие десять минут.
В Пророке ещё ничего не писали, они не хотят афишировать. Это значит, что они либо скрывают свою некомпетентность, либо пытаются показать нам, что они ничего не знают. Впрочем, непонятно, зачем им время для манёвров, эти ублюдки тактикой не славились никогда. Мы не знаем, сколько именно им известно, это пока главная проблема.
Не было ещё случая, чтобы аврорат пытался выманить из подозреваемого сведения о других подельниках, пока этот самый подозреваемый был ещё на свободе. Им проще было схватить любого, кто хоть немного, по их мнению, был причастен к беспорядкам, как, например, блудный кузен Сириус Блэк, будь он неладен.
Нам придётся быть осторожными, — Белла вздохнула. — Пока поиграю в пустоголовую мужнюю жену. Если меня будут допрашивать сывороткой или ломать ментальный блок круциатусом... — теперь, когда Крауч разрешил все непростительные и дал аврорам в руки всё, что только можно было, она уже не была уверена, что этого не будет. Заставить говорить Пожирателя — первостепенная задача. —...нужен план на этот счёт. Если они пока не в курсе моей личности, мне нужно алиби. Вчера вечером я могла быть только в одном месте — дома, Рудо это подтвердит при необходимости.    
Она выдохнула, затем посмотрела на Люциуса.
И что ты предлагаешь по поводу этого... Кингсли? — спросила она, раздумывая, где уже могла слышать это имя.

+4

9

Каждый сам выбирает, как защищать собственную семью. Люциус играючи отверг озвученный вариант. Что ж, это его право. Рудольфус и не думал, что Малфой добровольно позволит кому бы то ни было копаться в своих воспоминаниях или подавлять волю, однако не предложить помощь не мог. В конце концов, они были почти семьей, а это накладывало определенные обязательства.
- Я предпочитаю готовиться к худшему, а потом радоваться, что оно не случилось, чем винить себя за непростительную непредусмотрительность, - пожал плечами Лестрейндж. Спорить с родственником он не собирался. – Это твой выбор, но помни, что всегда можешь изменить решение. А для нас перспектива оказаться в обществе дементоров вполне вероятна.
Волшебник не сомневался, что, арестовав его жену, авроры тут же примутся за него самого: это же так естественно подозревать мужа пойманной преступницы. Да и за годы брака Рудольфус сроднился с мыслью, что их судьбы навечно сплетены вместе. Где Белла - там и он, где он - там и Белла. Иначе быть не могло.
- Вероятно, ты права, - задумчиво произнес мужчина, выслушав версию супруги. – Но это не значит, что они не видели лица. Авроры могут пока не знать, кто ты. Если это так, то очень скоро на нашем пороге появятся незваные гости. Чистокровные теперь всегда под подозрением. Почему бы им не проверить всех дам из нормальных семей? Хотя… - он замолчал, размышляя о чем-то. – Тогда я не понимаю, почему никто еще не ломится сюда. Блэк и Лестрейндж  слишком известные фамилии, чтобы класть папки с нашими делами в самый конец. Может быть, они действительно не успели рассмотреть черт.
Подобный ход событий казался вполне возможным. После неприятных новостей, уверенности в собственной гибели надежда выглядела практически нереальной. Бывает ли так, чтобы судьба, преподнеся столько горьких разочарований, вновь дарила бесценный подарок? Спасены? Обнадежены? Стоит ли радоваться? Или еще не время? В любом случае необходимо было принять меры предосторожности.
- Конечно, мы будем осторожны, - опять согласился с Беллой Рудольфус. – Алиби у тебя будет, а про второй вариант… Не стоит раньше времени говорить всякие страсти, - мужчине была неприятна сама мысль о том, что кто-то посмеет поднять руку на его жену. – Круциатус они рискнут применить только, если будут полностью уверены в своей правоте. Кто может гарантировать, что это не месть? Конечно, идиотская неправдоподобная версия, но недруги могли мне мстить через тебя. Оборотное зелье. Будут ли авроры пытать порядочную женщину, зная, что в случае ошибки скандал неизбежен? – Рудольфус отрицательно покачал головой. – Я так не думаю. Есть более мягкие способы: сыворотка правды, легилименция. Даже империо!  Лучше предусмотреть сначала эти варианты.
«Кингсли,» - мысленно повторил за Люциусом волшебник. Имя казалось ему знакомым. –«Темнокожий».  На краю памяти промелькнул какой-то образ.
- Труднопроизносимая фамилия, говоришь? – он вопросительно посмотрел на Малфоя. – Шеклболт? На курс старше меня учился. Рейвенкло, кажется. Что делать? – переспросил маг. – Нам с Беллой держаться от него подальше. Мы же законопослушные граждане. Мы не начинаем крутиться вокруг авроров сразу после их столкновения с преступниками, не проявляем интереса к жизни главных свидетелей. Возможно, тишина будет лучшим ответом. Пытаться отстранить его от дела слишком рискованно. Узнает, кто пытается ему помешать, - поймет, кто был в подземельях Министерства. Нужно попробовать узнать, что происходит в Аврорате, а потом только действовать.

+4

10

- Согласен. Нам нужен свой человек в Аврорате, пусть даже он будет и не совсем своим, - Шеклболт, Муди и прочие ныне вошли в раж, самозабвенно роют землю даже теми частями тела, которые не совсем для этой задачи приспособлены, и остановить их, пока они охвачены энтузиазмом и жаждой мести, будет тяжело. Однако едва ли кто-то их них пылает той же страстной любовью к «бумажной» работе. Нудная, монотонная возня с документами, отчетами, запросами – неотъемлемая часть любой бюрократической системы, с которой довольно легко подружиться, если понимаешь принципы, на которой она построена. Эта кропотливая возня не идет ни в какое сравнение с будоражащей кровь оперативной работой, среди молодых авроров и вовсе процветает легкомысленное и неуважительное отношение к канцелярским крысам. И вот такую крысу Люциус очень хотел приручить.
- Нужна серость, завидующая коллегам, обласканным вниманием руководителей, прессы, коллег. Человек, который из одного желания доказать, что он на самом деле умнее и полезнее тех, кто на виду, согласиться оказывать некие услуги. Разумеется, не Пожирателям Смерти, коих ныне все ненавидят, но людям, которые впервые в жизни к нему отнесутся с уважением, - вспомнить хотя бы Петтигрю. Вот кто был всего-то жалким крысенышем, однако же сумел и послужить, и прогреметь на всю страну.
- Пожалуй, я займусь поисками такого человека. У меня пока ведь нет видимых причин вести жизнь затворника и забывать навещать добрых приятелей. Милейший Корнелиус Фадж, кстати говоря, некогда познакомил меня с довольно амбициозной леди Долорес Амбридж, - а уж то, что некоторые из тех, на чьих шеях постепенно начинала затягиваться долговая удавка Малфоев, ныне повышают свой статус и подбираются к самым верхам, Люциуса более чем устраивало.
- А к вашей помощи по изменению памяти я все-таки прибегну, - поразмыслив, волшебник пришел к выводу, что никому иному он не может доверять больше, чем Лестрейнджам, хотя изначально предполагал обратиться к тому, с кем не был связан родственными узами.
- Если уж собираешься крутиться поблизости от врагов, не стоит давать им возможность испортить игру в самом начале.

+4

11

Пусть Крауч и дал им все карты в руки, просто вломиться сюда, не зная точно, они не могут, — отозвалась Белла. — Слишком велик риск попасть впросак и поплатиться за это рабочими местами и репутацией всего Министерства.
Белла с детства привыкла, что при необходимости её фамилия выручит её из самых серьёзных переделок: это подтверждал случай с вызовом матери в школу, когда юная Белла, пусть и очернив себя в глазах директора, всё же вышла сухой из воды и больше никогда не привлекалась, пусть даже кому-то из гриффиндорцев хотелось подозревать её в своих бедах. Слишком велик был шанс, что чета Блэк устроит такой скандал, что школа нескоро отмоется, да и финансирование на школьные нужды появлялось не из воздуха. Сама Белла подобными вещами не занималась, предпочитая отдавать себя более жёстким методам политики, однако у неё было достаточно влиятельных родственников, чтобы при случае найти рычаги давления.
Впрочем, если её опознают, она пропала в любом случае, сколько бы денег ни лежало в их с Рудо сейфе и сколь бы ни было сильно влияние Люциуса в Министерстве.
Хорошо. Зелье от сыворотки на Люциусе. Защищаться от легилимента я смогу до какого-то момента, но если они пригласят специалиста, он сразу поймёт, в чём подвох. Если, конечно, этим специалистом не окажется Айвор Трэверс, — она усмехнулась. В конце концов, такой вариант тоже возможен: при необходимости Айвор смог бы пробиться сквозь ментальные блоки Беллы, но не стал бы этого делать, скормив следователям байку про отсутствие нужных воспоминаний в голове подозреваемой. Белла бы уж постаралась подсунуть ему нужные картинки, а копать дальше — какой смысл? Айвор бы лучше других понял, кто именно вломился в Министерство тем вечером.
Впрочем, это выход, если легилиментом будет Трэверс или любое его доверенное лицо. Но маловероятно, что нам так повезёт, — она вздохнула и потёрла переносицу. Надеяться на удачу было также глупо, как и доказывать, будто маггл имеет равные права с магом.
В вопросах министерских наседок ты, Люциус, разбираешься лучше нашего, в этом я тоже полагаюсь на тебя.
В конце концов, это действительно была его вотчина: Фадж, насколько Белла знала, был и вовсе у Малфоев на коротком поводке.
Она достала палочку. Собственный провал в работе с памятью вчера можно было компенсировать сегодня, на этот раз в более спокойной обстановке с кучей времени в запасе. Белла была очень зла на себя, но успокаивала себя тем, что злость только помешает в работе над памятью Люциуса и необходимо было успокоиться.
Будем чистить или изменять? — спросила она коротко.

+4

12

- Может, пришлют, а может, и нет, - согласился с женой Рудольфус. – Айвор глава отделения, но он еще и чистокровный, а для министерских шавок это сейчас все равно что для быка красная тряпка. Мы не можем рассчитывать на подобное везение, - впервые за весь разговор мужчина не постеснялся выразиться, назвав вещи своими именами. Сотрудники Министерства сейчас и впрямь больше походили на свору собак, учуявших добычу, чем на поборников справедливости.
А вот Малфой предложил куда более интересную мысль, способную при должных стараниях принести достойный результат. Только вот была одна загвоздка: Рудольфус понятия не имел, кто из чиновников готов пойти на взаимовыгодную или не очень сделку. Однако озвучить свои сомнения маг не успел: Люциус уже спешил назвать нужную фамилию.
Порой Малфой напоминал Рудольфусу библиотекаря, способного даже по самому расплывчатому запросу найти именно то, что было необходимо. Только вот вместо книг Люциус вытаскивал на свет полезных людей, словно по мановению волшебной палочки, извлекая из закоулков памяти информацию, способную превратить любого в послушную марионетку. Каждый раз слыша очередное «правильное» имя, Лестрейндж задумывался, а не собирает ли тайно родственник и на него компромат. Вдруг где-то в его разуме существует воображаемая папка с простой и лаконичной надписью на обложке: «Рудольфус Лестрейндж. Воспользоваться в крайнем случае»? Теория казалась вполне реальной. Однако сейчас Малфой был на их стороне, и следовало следить, чтобы он там и оставался, тогда его поразительная осведомленность служила бы и им.
- Амбридж? – переспросил волшебник, отрываясь от своих размышлений. – Никогда раньше не слышал этого имени. Я смотрю, мистер Фадж, как по заказу, подбирает для тебя интересных людей. Что ж! Попробуй! Думаю, у тебя должно получиться.
И тут произошло то, чего мужчина никак не ожидал: Люциус внезапно согласился на вмешательство в собственную память. Видимо, поразмыслив, все же счел ситуацию достаточно тяжелой, чтобы прибегнуть к крайним мерам.
- И то, и то, - глядя, как Белла достает палочку, произнес Рудольфус.- Что-то следует стереть, что-то видоизменить. Ты сумеешь это сделать так, чтобы никто не догадался? – он вопросительно посмотрел на жену. От качества выполненной работы мог зависеть результат всего предприятия. Нельзя было рисковать, предоставив аврорам плохо собранные картинки. – А ты можешь сделать так, чтобы ложное воспоминание было затерто частично, так, чтобы авроры могли его легко восстановить, если прибегнут к легилименции? Сделай иллюзию, где на Люциуса накладывают империо, а потом правильно сотри. Оставь несколько подобных обрывков от якобы уничтоженных образов.

+3


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » fountain of wine » 10.11.81 Я хочу сообщить вам пренеприятнейшее известие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC