Incerta. 1981: switching sides

Объявление

Текущие события:

♦ Питер Петтигрю... Воскрес?!
♦ Дело Сириуса Блэка было передано Кингсли Шеклболту. На очереди допросы Андромеды Тонкс и Ремуса Люпина.
♦ Так ли невинны развлечения чистокровных семей?
♦ Вслед за супругой допрашивается Люциус Малфой. Рабочий день для министерской чиновницы Форли станет последним?
♦ Вместо пирожных к чаю миссис Друэлла Блэк получает секретные сведения от школьной подруги.
Навигация:
сюжетгостеваяновостиfaq
роливнешностихронология
нужныешаблон анкетыnpc

Palantir

Связь с администрацией:
Skype: incerta.1981

ВНИМАНИЕ: ПЕРЕКЛИЧКА!
Nota bene!
На форуме используется народный перевод книг Дж. К. Роулинг.
Внимание! Могут быть освобождены некоторые роли из списка занятых. Обращаться в гостевую.
Администрация напоминает...
В игру требуются:
♜ Очень рыжие супруги Molly & Arthur Weasley;
♜ Акула пера Rita Skeeter;
♜ Оплот справедливости Amelia Bones;
♜ Таинственная и загадочная чёрная пантера Mrs. Zabini;
♜ Брат и Пожиратель Смерти Rabastan Lestrange;
♜ Молодая и сильная Emmeline Vance;
♜...а также несостоявшаяся супруга Barbara Greengrass и лучший друг N. Nott.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » hexes » 15.03.74 Много шума из ничего


15.03.74 Много шума из ничего

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

МНОГО ШУМА ИЗ НИЧЕГО
Everybody was kung-fu fighting
--
Narcissa Malfoy, Rodolphus Lestrange, Bellatrix Lestrange
15 марта 1974 года, Лестрейндж-холл
Семейные ссоры — первое дело, когда речь идёт об этой семейке. Нарцисса случайно (а случайно ли?) нарушает размеренный порядок в вещах Рудольфуса, а защитить сестру от гнева мужа может только Белла, которая и сама не прочь поругаться вволю.

+2

2

Белле было скучно. Очень скучно.
Если бы не Цисси, решившая навестить сестру на традиционный файв о'клок, она бы, наверное, совсем с ума сошла, блуждая по дому, а так хотя бы можно перебрасываться какими-то малозначимыми фразочками, спрашивать, как там Малфой с ней обращается после свадьбы и подкидывать неприличные темы для разговоров. Белла прихлебнула из кружки горячего чая, сморщилась, обжегши язык, и снова посмотрела на сестру, сидящую в кресле напротив.
Слушай, если Малфой будет тебя обижать — ты мне сразу скажи. Уж я-то на этого засранца управу найду...
Хотя, подумала она, у него должно хватить мозгов холить и лелеять свою новоиспечённую жёнушку, раз уж так случилось, что теперь им придётся всю жизнь провести под одной крышей, воспитывая белобрысых наследничков. Белла вздохнула. От Рудольфуса её вот так защищать было некому — впрочем, сам Рудольфус периодически нуждался в защите от собственной жены — по-крайней мере, его жене так казалось. Брак у господ Лестрейнджей был тот ещё: и хотя Белла пока не совсем пришла к осознанию, что эта партия — лучшее из возможного, уже начала усваивать правила поведения в новом доме и даже почти перестала делать что-то муженьку назло.
Впрочем, почти — оно не считается.   
Кстати, вон там, на каминной полке лежит книга. Там про охранные заклинания. Конечно, твой муж теперь должен заботиться о твоей безопасности, но я хочу, чтобы и ты в случае чего смогла себя защитить.
Нарцисса теперь знала слишком много о том, чем занимались её муж и сестра, оттого и могла стать объектом травли со стороны таких же, как тот незадачливый мальчишка, шпионов. Белле было необходимо удостовериться, что сестра будет в безопасности, когда её нет рядом с ней. Цисси была умненькой девочкой — значит, быстро разберётся, что к чему.
Я долго искала что-нибудь хорошее и... законное, — она чуть понизила голос, не поднимая глаз на сестру. Теперь она была практически помешана на осторожности: к тому же, любой неосторожный шаг, любое неосторожное применение тёмной магии не под маской могло навести на ненужные подозрения.
Так что в случае чего никто не подкопается. Нужно быть осторожными.
Она кивком головы указала на каминную полку, заставленную всякими мужниными безделушками, мол, можешь взглянуть, сестрёнка.

+3

3

События в жизни Нарциссы происходили слишком быстро - и это только за последний год; что же говорить о том, что должно было бы произойти в обозримом будущем? Она старалась не думать о том, что то, что провернули и с ней, и с Беллатрикс Сигнус и Друэлла, в общем и целом, называлось модным словом "многоходовочка" - и всё ради того, чтобы прикрыть позор, учинённый Андромедой. Дважды героиня; Нарцисса скривилась, когда в белокурую головку приходили мысли о бывшей сестре, сначала отличившейся побегом из дома с магглом, а потом - рождением от него ребёнка. Совершить убийство чести было бы куда проще, и Блэки проявили неслыханную гуманность по отношению к падшей женщине, оставив её в живых и даже не проследив за полной изоляцией Андромеды. Впрочем, наверное, это было и невозможно?
Замечание Беллатрикс о Малфое, на которого при случае можно было бы найти управу, заставило Нарциссу согласно и вежливо кивнуть - а также вынырнуть из своих мыслей и поднять глаза из чашки чая на любимую сестру. Слава Богу, ты осталась.
- А, конечно, - Нарцисса рассеянно поставила блюдце прямо на подлокотник кресла, которое придавливала к полу. Кажется, она забыла выпить свои травки, чтобы не уподобиться Андромеде в ближайшее время. Улучив момент, она достала из маленького мешочка на поясе, грустно бряцнувшего содержимым, небольшой матерчатый пакетик; буквально щепотка тёртых семян акации утонула в чашке чая. Нарцисса снова сделала небольшой глоток. - Но Люциус хороший муж, он заботлив, внимателен, не нарушает личного пространства...
И это, как могло бы показаться обычной британской жене семидесятых, и было плохо; обычно мужья занимались с жёнами любовью чуть ли не на столе в рабочем кабинете, несли милые глупости на ухо, а зарплату - в дом, болели за какую-нибудь команду по чему-нибудь и жену рядом сажали на важных матчах. Но откуда аристократке было знать, как бывает, тем более, у обычных людей, когда сама эта аристократка - верх исключительности во всех смыслах? Люциус спал в одной комнате с ней, в одной постели - и это уже казалось чем-то из ряда вон выходящим и новомодным. Нарцисса не жаловалась. Она вообще открывала свой ротик только по исключительно большим церковным праздникам, в список коих не входила банальная жалоба на забранное одеяло или чего там ещё создаёт проблемы.
- Я этого не одобряю, Белла, - сделав ещё один глоток, Нарцисса поморщилась в укоризненной мине, но более ничего не добавила, послушно встав с кресла и подойдя к каминной полке. Книга действительно лежала - красивая, идеальная. Пожалуй, из двух представительниц древнейшего семейства Блэков только Нарцисса могла приставить к обычной книжке эпитет "идеальная", оценив тиснение букв, фолиант, переплёт, форзацы, отдававшие книжной пылью и вековыми знаниями... Продолжать можно было долго. Без лишних вопросов взяв фолиант в руки, Нарцисса достала волшебную палочку, постучала по нему:
- Reducio, - и отправила уменьшившийся том по защитной магии в мешочек, где можно было найти самые разные и самые нужные предметы для такой необычной домохозяйки. - А это что за милая безделушка? - в руках Нарциссы оказалась статуэтка, костяная, от прикосновения зашевелившаяся. Это было скульптурное видение легенды о принцессе Лорелей, ещё и оживлённое магией, оно выглядело чудесно. Завороженно разглядывая волосы фигурины, струившиеся по скале, на которой сидела девушка, тщательно расчёсывая их, мадам Малфой не заметила, как в комнате стало на одного человека - мужчину - больше; от неожиданности руки выпустили статуэтку - но никак не раньше того момента, как глаза Нарциссы увидели и зафиксировали мужа сестры, мистера Родольфуса Лестрейнджа. И вот теперь думайте, специально ли она это сделала - или от взаимной любви, связывавшей её и дорогого во всех смыслах зятя.

+3

4

Сегодня Лестрейндж пришел домой намного раньше, чем обычно. Важных дел в банке не осталось, поэтому, пользуясь внезапным рабочим «затишьем», мужчина решил сделать своей жене «сюрприз». Не то чтобы он не доверял ей или же подозревал в измене, но волшебнику очень хотелось застать супругу врасплох. Рудольфуса всегда интересовало, чем Беллатрикс занимается, когда его нет в поместье. Обычные светские леди заполняли свой день всякой бессмысленной чепухой вроде выбора материала для новой мантии, вышивания, музицирования. Но мог ли подобный вздор интересовать его жену? Конечно же, нет! Белла была особенной, в некотором плане даже уникальной. Рудольфус не представлял ее с иголкой и нитками  в руках. Слишком яростная, пылкая, для него она была воплощением жизни. Неудержимая, беспощадная к врагам, подобная смертоносному вихрю в стычках с аврорами, она словно принадлежала к другому, незнакомому миру, к миру, где не было места заурядным проблемам. Что могло привлечь ее внимание в промежутках между семейными ссорами и служением Лорду? Лестрейндж не знал. И это было досадным упущением.
С первых дней совместной жизни он пытался это выяснить, но все его попытки с треском проваливались. Домашние эльфы наотрез отказывались доносить на свою новую хозяйку, предпочитая за неподчинение господину биться головами о стены, но сохранять молчание. Столь внезапная преданность интриговала волшебника, убеждая в мысли, что жена скрывает нечто интересное. Возможно, она изучала Темные Искусства или обшаривала особняк, разыскивая скрытые тайники. Оба варианта были равновозможны. Неопределенность заводила Рудольфуса. Несколько раз он без предупреждения возвращался домой, но не обнаруживал ничего подозрительного: Белла с  невозмутимым видом сидела в кресле, читая книгу. Наверное, другой на его месте решил бы, что за этим-то занятием женщина и коротает дни, но Лестрейндж только убеждался в обратном. Конечно, потерпев столько неудач, можно было, подлив сыворотки правды в чай, прямо спросить обо всем, но тогда выдуманная игра вмиг потеряла бы всю прелесть.
Итак, тихо войдя в дом, Рудольфус, неслышно ступая, направился к гостиной, откуда доносились голоса. Дверь в комнату была не затворена, открывая разочарованному взгляду волшебника самую обычную картину:  чайник на кофейном столике, Беллу, опять сидевшую в кресле, но на этот раз с чашкой в руках, ее младшую сестру, замершую у каминной полки с какой-то статуэткой в руках.
- Добрый ве… - мужчина не успел произнести приветствие до конца, как напуганная его внезапным появлением Нарцисса вздрогнула, роняя на пол фигурку. Рудольфус замолчал на полуслове, смотря на осколки того, что когда-то было любимым артефактом его покойной матери. Все еще не веря в случившееся, он сделал несколько шагов вперед, не отрывая взгляда от обломков. С помощью «репаро» их можно было соединить, вернув в первоначальный вид, но вот магия, оживлявшая фигурку, была утрачена навсегда. Осознав весь масштаб катастрофы, маг побледнел.
- Что вы натворили, миссис Малфой? – злобно прошипел волшебник. – Кто разрешал вам трогать мои вещи!
Всегда спокойный, он сам не заметил, как повысил голос. Сейчас все мысли Лестрейнджа занимала злосчастная статуэтка, после смерти матери хранимая отцом, а после гибели последнего перешедшая к его старшему сыну.

+3

5

Белла засмотрелась на неровно висящую картину напротив (пожалуй, нужно её к дракклам снять и выбросить, кому вообще в голову пришло вешать здесь такую безвкусицу?) и не сразу отреагировала на вопрос сестры.
Там что-то интерьерно-сувенирное, я не знаю. Рудо вообще никому не разрешает их...
Договорить она не успела, обернувшись на звук знакомого голоса и одновременный с ним стук разбившегося фарфора.
...трогать, — только и смогла выпалить Белла. — Здравствуй, Рудо.
Муж, конечно, и слушать её не захотел, что уж там об ответе на приветствие: точно Беллы в комнате и не было, он набросился на крошку Цисси, такую хрупкую на его фоне и совершенно беззащитную. От такой несправедливости у Беллы дыхание перехватило; она сама не заметила, как оказалась на ногах. Немая сцена после гневного вопроса немного затянулась, поэтому она выступила первая: как адвокат и как старшая сестра.
Успокойся, это всего лишь статуэтка, — произнесла она так буднично, как только могла, прекрасно понимая, что просто "успокоиться" в данной ситуации не пройдёт, и Рудольфус будет очень зол ещё долгое, долгое время. Зол куда сильнее, чем когда она в первый год их совместной жизни нарочно путала его рубашки, мантии и книги, хаотично разбрасывая их по всему дому так, что найти их потом не представлялось возможным. Впрочем, Белла надеялась, что мужу хватит здравомыслия не начинать перепалку с её сестрой — ничего хорошего из этого не выйдет, ни для семейных отношений, ни для целостности остальных дорогих сердцу мужа побрякушек.
Reparo — и снова пылится на полке, — она взмахнула палочкой, подобрала с пола безделицу и водрузила её на прежнее место. Магия, населявшая фигурку, конечно, не вернулась: застыв в единственной позе, память миссис Лестрейндж, запертая в фарфоре, только и могла, что таращиться на гостей и обитателей Лестрейндж-холла, рукой придерживая копну фарфоровых волос.
Довольная собой, она посмотрела на мужа: вот она, новая жизнь без скандалов по каждому пустяку. Да, Белла действительно в кои-то веки хотела как лучше — но, судя по серому от злости лицу Рудольфуса, получилось как всегда.

+3

6

Нарцисса апатично проводила взглядом статуэтку, которая некстати вырвалась из рук и закончила свой жизненный путь на полу, превратившись в кучку фарфоровых осколков. Значения этому событию мадам Малфой придала ещё меньше, чем гороскопу на последней странице "Ежедневного Пророка" в лучшие времена оккультной рубрики для любителей убить время дурацким чтением; разбей она что-нибудь дома, Люциус вряд ли бы и бровью повёл. Скорее бы, её супруг подставил ещё какую-нибудь побрякушку под руку Нарциссе, ехидно посоветовав быть точнее в прицельном обстреле домашних ковров, паркетов и каменных плит пола. Однако, у мистера Лестрейнджа, одновременно банковского служащего, аристократа, представителя древнейшего семейства и мужа Беллатрикс, видимо, было несколько другое мнение по поводу ценности любимых статуэток мамушек, тётушек и бабушек достопочтенного рода. Последним, что успела осознать Нарцисса до того, как "Рудо" появился в гостиной его же собственного дома - это то, что он не любит, когда его вещи трогают.
Ха-ха-ха; из троих, оказавшихся в гостиной роскошного особняка, именно безразличная по натуре к внешним раздражителям Нарцисса могла бы выглядеть как человек, чахнущий над пылью древности, которая покрывает вот такие вот реликвии, как эта самая битая Лорелей. По иронии судьбы, вонять, как жук-вонючка (и лаять, как шишуга), начал мужчина, которому бы вообще не подобало выказывать эмоции по поводу минуса один в коллекции побрякушек.
- И вам также доброго вечера, - Нарцисса флегматично проводила взглядом сестриного мужа. Ни один мускул не дрогнул на её холодном лице, выражение которого не изменилось ни на йоту; однако, на долю секунды человеку сведущему в делах душевных могло показаться, что почти истерическая реакция взрослого мужчины на битое стекло неплохо развеселила мадам Малфой, потому как вместе с бликом света от магической люстры с парящими свечами по её губам скользнуло что-то неуловимое, возможно, даже напоминающее приподнятые в улыбке уголки губ. Будничный тон сестры только добавил обыденности во всё происходящее. - Что-то не так, Рудольфус? - в конце концов, как бы Нарцисса не относилась к зятю, до "Рудо" ему было ещё расти и расти. Она вполне могла обратиться к нему по имени, поскольку теперь-то они родня, и некоторая фамильярность в обращении к родственнику (если бы Нарцисса была воспитана чуть хуже, она бы скривилась на секундочку) никак не скомпрометировала бы молодую Малфой. - Вы вполне можете выслать счёт Люциусу, мы обязательно восполним это недоразумение, - и что она имела в виду под недоразумением? Манеру ли зятя устраивать истерику от битого стекла? Собственную ли (ой ли?) неуклюжесть? Нарцисса пожала плечами, безэмоционально возвращаясь к своему креслу и занимая в нём место, как и прежде - с прямой спиной и чашкой чая в холодных пальцах. Волшебный аналог противозачаточного средства имел свой побочный эффект; живот слегка скрутило. Однако, снова ни одна мышца не дрогнула на лице Нарциссы, разве что губы вытянулись в тонкую линию, да рука, державшая атрибут английского файв-о-клока непроизвольно напряглась.
- Впрочем, и ремонтная магия бесценна. Как и любая магия, - благодушно присовокупила мадам Малфой. Конфликт исчерпан. Привет, зять.

+3

7

- Всего лишь статуэтка? – мысленно повторив услышанные слова, Рудольфус оторвался от созерцания обломков и медленно перевел взгляд на Беллатрикс, желая удостовериться, не сошла ли супруга с ума. Приравнять артефакт его матери к бесполезным безделушкам было в глазах мага все равно что обозвать гобелен с фамильным древом Лестрейнджей безвкусной вышивкой. Непростительное оскорбление или непроходимая глупость! Однако Белла была достаточно осторожна и умна, чтобы не совершать подобных оплошностей, а потому ее слова еще больше разозлили мужчину.
Молча наблюдая за тем, как жена с помощью заклинания заставляет разлетевшуюся на множество осколков фигурку вновь стать единым целым, волшебник с трудом сдерживался от того, чтобы в довольно грубой форме не высказать все, что он думал о ее наивных миротворческих стараниях. Присутствие в комнате миссис Малфой несколько охлаждало его гнев: Рудольфус не хотел затевать семейную ссору при посторонних, даже если посторонняя была всего лишь одна и одновременно являлась не только почти частью семьи, но и виновницей назревающего конфликта.
- Пылится? – угрюмо переспросил волшебник, не отрывая злобного взгляда от довольного лица Беллатрикс, очевидно, гордившейся тем, как она ловко разрешила возникшее «недоразумение». Он хотел сказать еще что-то, но замешкался, пораженный наглостью той, с кем имел неосторожность связать себя узами брака. Порой эта женщина сводила его с ума! Вот и сейчас! Она радовалась как ни в чем не бывало. А Лестрейндж испытывал острое желание запустить в жену только что восстановленной статуэткой, лишь бы стереть улыбку с ее губ. Неужели Белла за столько лет совместной жизни не смогла понять, что его волнует целостность рода, а не внешний вид фамильных реликвий? Фигурка была словно материализованным воспоминанием о матери, памятью, которой он когда-то хотел поделиться со своими будущими детьми. Мужчина приблизился к каминной полке, все еще горя желанием забыть о правилах этикета и…
- Что-то не так, Рудольфус? – ироничный вопрос Нарциссы прервал мрачную череду размышлений волшебника. Он обернулся, рассматривая безэмоцианальную, словно недельный труп, родственницу. Идеальное спокойствие. Поразительная прозорливость. Как в школьные годы, сестры Блэк одна за другую! Угораздило же его связаться с этими бестиями!
- Ну что вы… - подавляя желание выставить гостью за порог дома, волшебник даже попытался изобразить хотя бы подобие улыбки, но это вряд ли ему удалось: очень трудно проявить дружелюбие, когда тебя успели довести до белого каления. – Осматриваю последствия вашей любознательности.
Лестрейндж пристально смотрел в голубые глаза Нарциссы, не преминувшей вновь поупражняться в остроумии, вспомнив о богатстве своего мужа и бесценности магии.
Мерлин! С каким бы удовольствием Рудольфус собственными руками придушил бы назойливую гостью! К сожалению, сделать этого он не мог. Убийство родственников из-за уничтоженных артефактов  и пары резких фраз – слишком детское решение, чтобы применять его на практике.
- Не беспокойтесь. Мы достаточно обеспечены, чтобы позволить себе услуги изготовителя артефактов, - маг глубоко вздохнул, отгоняя ненужные мысли. Ему было все равно, что подумает про его манеры эта холодная, надменная женщина, так неудачно приходившаяся родной сестрой его супруге.
- Но все-таки я рад, что вы ограничились только статуэткой, а не сожгли для комплекта пару портретов моих предков, - внешне сохраняя спокойствие, произнес волшебник. Помедлив, он сел в кресло, стоявшее слева от Нарциссы.
- Вы же не будете против, если я присоединюсь к вам? – вопрос был задан скорее для того, чтобы соблюсти правила приличия, чем выяснить мнение сестер Блэк, сплотившихся для отражения атак нежданного врага.

+4

8

Атмосфера накалялась, и Белла была в любой момент вставать грудью на защиту сестры, но Рудольфус ограничился сухими фразами и не переходил в нападение — и как бы не было велико желание Беллы сразу переходить в нападение, тут она считала это абсолютно лишним, покуда могла сохранить остатки перемирия на вечер.
Пылится, — эхом отозвалась Белла. — Стоит приказать домовикам, чтобы прибирались чаще.
Впрочем, к наиболее значимым вещам этим отродьям прикасаться и вовсе не позволялось — но Белла упорно не признавала права других находить ценность в каких-то кажущихся ей глупыми вещах. Ну, статуэтка. Подумаешь! Впрочем, к вопросу о матери мужа она никогда не прикасалась, даже в самых горячих и жарких спорах — ей иногда казалось, что призрак женщины, которую она видела когда-то мельком, всё ещё бродит за ней по пятам и наблюдает, так сильна была память братьев Лестрейндж о покойной матери.
Рудольфус и Нарцисса перебросились ещё парой ничего не значащих фраз (даже богатства семейные сравнили — как тут удержаться, когда в комнате представители трёх богатейших и влиятельнейших), потом, кажется, успокоилось, но Белла кожей чувствовала, что разговор на сегодня ещё не закончен, так чувствуют приближение дна крысы, бегущие с корабля.
Беллатрикс скривила губы и сощурила глаза, снова садясь в своё кресло.
Всегда рады твоей компании, дорогой муж, — особенно выделив последние два слова, произнесла она. Всё её тело было напряжено, она была готова в любую минуту бросаться в бой, но Рудо пока занимал позицию наблюдателя — и она решила повременить с нападением. Одно ей за несколько лет совместной жизни стало ясно — Рудольфус не из тех людей, которые с такой лёгкостью забудут подобные ей вещи. И даже неумелая попытка жены исправить ситуацию будет скорее минусом к общему настроению, чем воспринята как смягчающее вину обстоятельство.
Чай для господина Лестрейнджа, — скомандовала она невидимому для хозяев и их гостей домовику, но была уверена, что тот выполнит указание в считанные минуты. — Ты сегодня рано вернулся, я не ожидала тебя увидеть.

+3

9

- Нельзя давать домовикам спуску, верно. Эти животные, хотя и обладают недюжинными талантами ведения хозяйства, совершенно ленивы без твёрдой хозяйской руки, - со знанием дела добавила Нарцисса, сунув свой нос в дела домашние хозяев огромного дома. Впрочем, она не стала добавлять, что сама она совершенно не выстраивает по стенке домовых эльфов, да и, в общем-то, они и сами бьются головками об стенки, если сделали что-то не так - так уж повелось в этой вековой традиции, в которой волшебники носили короны из духовных способностей к магии, а остальные существа должны были им прислуживать. Почему? К чему вообще задавать подобные вопросы, если так есть?
Рудольфус напоминал огромный жестяной чайник, закипавший от эмоций, которые, казалось, вот-вот польются через край. Привыкшая к олимпийскому спокойствию собственного супруга, которое, впрочем, иногда разбавлялось ничем не объяснимыми приступами постельной горячки, Нарцисса совершенно не находила ответа на вопрос о том, почему мистер Лестрейндж-старший ведёт себя как маленькая школьница, нашедшая осколки разбитой фарфоровой куклы и, по иронии судьбы, плачущая над этим, хотя завтра таких кукол у неё было бы сто. Сто тысяч. Сто тысяч прекрасных фарфоровых Елен со стеклянными глазёнками, и каждая - магически оживлена; впрочем, состояние Лестрейнджей оценивалось всё равно во много, много раз больше - если измерять его куколками для школьниц, то таких игрушек Рудольфус мог купить для всего земного шара.
- Не прекращу беспокоиться, пока не заглажу свою ничем не объяснимую огреху, Рудольфус, - комичности ситуации добавляло и то, что интонации Нарциссы Малфой, её выражение лица, её жесты - словом, всё выдавало в ней человека, который бы в последнюю очередь кинулся бы заглаживать свою вину. Манеры, впрочем, у леди Малфой были на высоте всегда. Так нужно было сказать - она так и сказала. И сделала ещё глоточек замечательного цейлонского чая. - Рудольфус, чтобы жечь портреты предков, нужно иметь на то мотивацию. Я достаточно люблю вашу с Беллатрикс семью, чтобы не иметь таковой. Люциус замечательно разбирается в артефактах, он настоящий ценитель и эксперт, я уверена, что он пришлёт вам взамен нечто не менее ценное, - правда, не раньше, чем сам убедится, что для него безделушка не имеет ценности. Мадам Малфой веселил подход мужа, который с лёгкостью мог вручить жене посуду для битья, но только если посуда была обычной, пусть и для волшебников. Если речь шла о том, чтобы расколошматить парочку каких-нибудь реликвий, Люциус, наверное, обездвижил бы жену прежде, чем Нарцисса бы подумала о том, что где-то в теории она могла бы помочь вещичке закончить земной путь при встрече с каменной стеной мэнора. - Я тоже рада вас видеть. Есть ли новости из Гринготтса? Наши ушастые друзья всё так же любят финансы?

+2

10

Нарцисса раздражала мужчину все больше: чопорный вид, покровительственный тон, очередная неуместная попытка похвастаться своим богатством. Со стороны складывалось впечатление, что миссис Малфой находилась в обществе каких-то полукровок, а не в компании равных себе. Ее умение элегантно смешать собеседника с грязью выводило из себя, и Рудольфус в который раз мысленно пожалел, что убийство надоедливых родственников не одобряется Авроратом, правилами хорошего тона и Беллой, вряд ли бы спокойно перенесшей потерю последней, пусть и столь несносной сестры. Мрачно рассматривая милое личико незваной, по крайней мере, им гостьи, волшебник думал, что если бы волей судьбы ему в жены досталась младшая из сестер Блэк, то он аккуратно избавился бы от супруги в течение первого же месяца совместной жизни. А вот почему подобным образом не поступил Люциус – оставалось загадкой. Возможно, Малфой находил в этом какое-то нездоровое удовольствие. Что ж, чужих извращений Лестрейнджу было не понять.
- Или завести еще парочку, - Рудольфус откликнулся на замечание Беллы, так же старательно пытавшейся сохранить шаткий мир, как ее сестра стремилась его разрушить. Комментарий Нарциссы он оставил без ответа, про себя отмечая, что домовики точно не разбили бы ни единой статуэтки. Представив, как вытянулось бы лицо родственницы, сравни он ее вслух с эльфами, мужчина довольно усмехнулся.
- Ваши мысли – для меня потемки, - волшебник пожал плечами, всем своим видом показывая, что готов предположить в ее голове наличие самых разнообразных странных теорий и идей. – Но не стоит беспокоиться. Мне бы не хотелось затруднять вашего супруга подобными мелочами, - продолжил Рудольфус, с трудом сдерживая очередную вспышку злости: вот только подачек от Люциуса ему и не хватало. Может, еще и коробку конфет с букетом пришлет в качестве извинений? А почему бы и нет? Важность уничтоженной вещи Малфой все равно не смог бы оценить.
Лестрейндж злился, чувствуя себя втянутым в какую-то женскую игру. Или как должно было называться все это действо? К тому же разговор все больше походил на бессмысленную болтовню, в ходе которой одна влюбленная девчонка увлеченно расписывала своим подружкам достоинства своего предмета обожания: он и богат, и щедр, и в артефактах разбирается. А хуже всего было уже даже не то, что Нарцисса разбила фигурку, а то, что он, Рудольфус, поневоле оказался «второй слушательницей».
«Я с ней точно что-то сделаю, если сейчас же не замолкнет», - думал маг, беря с подноса чашку чая, принесенную по приказу Беллатрикс домовиком. Но, к счастью, миссис Малфой решила сменить тему, переключив свое внимание на дела банковских клерков.
- Все так же любят деньги и презирают магов, - сделав глоток, ответил мужчина. – Меня до сих пор поражает их самоуверенность. Но, увы, мы вынуждены их терпеть: более надежных хранителей ваших сокровищ вы не найдете.

+3

11

Надеюсь, на этом инцидент исчерпан, — миролюбиво произнесла Белла и отхлебнула чаю. Атмосфера, кажется, налаживалась, в конце концов, не станет же Рудольфус долго дуться на такую ерунду и мелочь? К вещам Белла была привязана мало, никогда не хранила свои первые носочки, тапочки и парадную мантию, в которой в первый раз вышла в свет. Может, стань она матерью, приобрела бы хоть какой-то оттенок сентиментальности, однако, не срослось. Может, оно и к лучшему — впрочем, об обратном мгновенно напомнило засаднившее прошлое где-то слева в груди.
Меня всегда удивляло, на что эти жадные существа готовы пойти ради наживы, — туманно начала Белла, припоминая школьные лекции по истории магии и конспекты, над которыми приходилось ломать голову не один час, теряя драгоценное время, которое можно было бы посвятить изучению чего-то более полезного, того, что, например, пригодится в будущем жизненном занятии. — Они столько лет воевали с магами, столько лет открещивались от нас. А теперь любой гоблин к вашим услугам, с радостью сохранит ваше состояние за определённую сумму. Принципы? Никаких. Жажда золота — вот, что ими движет.
Впрочем, тут нельзя было не признать, что гоблины вышли победителями в данной ситуации: они всегда имели доступ к деньгам и, случись что, Белла могла поклясться, что своих золотых галлеонов, серебряных сиклей и медных кнатов волшебники не увидят никогда. Пока мир был выгоден обеим сторонам — но если он в конце концов перестанет быть важным гоблинам? Тут уж только гадать приходится. В вопросах поведения данных существ Белла не была сильна, да и никогда не интересовалась — об этом было лучше спрашивать её мужа, который работал с ними бок о бок уже который год.
Главное, что Министерству никогда не добраться до ячеек, что делает Гринготтс идеальным местом для сохранения чужой тайны, — пояснила Белла сестре, делая глоток. Сложно представить, сколько всего было скрыто от чужих глаз в банковских ячейках "особого назначения", доступ к которым имели зачастую даже не все члены семьи (как это часто бывало, семьи имели одну ячейку на всех), а только один человек.

+3

12

Родственников, конечно, выбрать невозможно. Никогда не знаешь, какие гоблины были в роду у того, чьё счастливое лицо ты видишь каждое утро - а потому приходится с этим либо мириться, либо не связывать себя никакими брачно-родственными узами, самому уподобляясь отшельническому образу жизни. Вот и Нарцисса выбрала путь смирения и послушания, хотя мания Рудольфуса к собирательству и расстановке всевозможных пылесборников по дому казалась ей умилительно-забавной. Беллатрикс, по жизни не отличавшаяся страстью к последовательному коллекционированию разнообразного хлама, казалось, уже смогла найти в себе силы продемонстрировать наглядно добродетель смирения - Нарциссе не оставалось ничего иного, кроме следования по пути сестры. Каким бы плюшкиным ей не казался зятёк, она никогда бы не пошла с ним на конфликт - хотя бы потому, что две женщины Блэк так или иначе перевесят одного мужчину из другой известной чистокровной фамилии.
- Да, безопаснее Гринготтса найти место труднее, - апатично согласилась Нарцисса, отставляя от себя чашку. Где-то далеко часы ударили несколько раз, и количество ударов заставило мадам Малфой трижды подумать о том, что она засиделась в гостях у Беллатрикс. Домом Рудольфуса она почему-то дом Беллатрикс не считала, видимо, полагая, что у сестры яиц-то поболее, чем у муженька, будет - в конце концов, девятнадцатилетняя девочка видела в сестре одновременно и Мессию, и Ланселота, и мать народов. А вот Рудо до Рудольфуса в глазах Нарциссы надо было ещё дорасти - пока он просто напоминал ребёнка, у которого вдруг стало на одну игрушку меньше. Беллатрикс заслуживала лучшего, и её младшая сестра истово болела за Рудольфуса, ступившего на тернистую дорожку завоевания старшей из сестёр Блэк. Впрочем, выглядело всё так, как и должно было быть - муженёк скрипел зубами, дверь скрипела, когда кто-нибудь её трогал, а Нарцисса скрепя сердце обещала прислать что-нибудь взамен случайно разбитой статуэтки.
- Люциус обязательно что-нибудь пришлёт, это не обсуждается, - и, видимо, снова уйдёт из спальни на несколько дней, чтобы Нарцисса почувствовала весь холод супружеского гнева. От перспективы опять оказаться одной в огромном мэноре, где даже свёкр беседует с ней по большим магическим праздникам, становилось дико тоскливо - примерно так же, как от лица зятя, чахнущего над очередным барахлом. Нарцисса отправилась к камину.
- Пора честь знать, - леди Малфой кинула в пламя щепотку летучего пороха. - Спасибо за гостеприимство, дорогие. Наши двери всегда открыты... - договорив дежурные вежливые пассажи, мадам Малфой подмигнула сестре, исчезнув в камине. Она не слышала, чем закончился диалог супругов, но знала, что так или иначе - Беллатрикс знает, что делать с Рудо...льфусом.

+2


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » hexes » 15.03.74 Много шума из ничего


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC