Incerta. 1981: switching sides

Объявление

Текущие события:

♦ Питер Петтигрю... Воскрес?!
♦ Дело Сириуса Блэка было передано Кингсли Шеклболту. На очереди допросы Андромеды Тонкс и Ремуса Люпина.
♦ Так ли невинны развлечения чистокровных семей?
♦ Вслед за супругой допрашивается Люциус Малфой. Рабочий день для министерской чиновницы Форли станет последним?
♦ Вместо пирожных к чаю миссис Друэлла Блэк получает секретные сведения от школьной подруги.
Навигация:
сюжетгостеваяновостиfaq
роливнешностихронология
нужныешаблон анкетыnpc

Palantir

Связь с администрацией:
Skype: incerta.1981

ВНИМАНИЕ: ПЕРЕКЛИЧКА!
Nota bene!
На форуме используется народный перевод книг Дж. К. Роулинг.
Внимание! Могут быть освобождены некоторые роли из списка занятых. Обращаться в гостевую.
Администрация напоминает...
В игру требуются:
♜ Очень рыжие супруги Molly & Arthur Weasley;
♜ Акула пера Rita Skeeter;
♜ Оплот справедливости Amelia Bones;
♜ Таинственная и загадочная чёрная пантера Mrs. Zabini;
♜ Брат и Пожиратель Смерти Rabastan Lestrange;
♜ Молодая и сильная Emmeline Vance;
♜...а также несостоявшаяся супруга Barbara Greengrass и лучший друг N. Nott.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » hexes » 18.03.74 Demain il aura ta main!


18.03.74 Demain il aura ta main!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

DEMAIN IL AURA TA MAIN!
Les femmes n'ont pas le choix.
Les hommes ont tous les droits!

http://33.media.tumblr.com/128a690248075124fc0ed3271a912de8/tumblr_nevzrdVoYZ1tcw4lfo1_500.gif
Bellatrix Lestrange, Narcissa Malfoy
18 марта 1974, всё та же гостиная дома Рудольфуса и Беллатрикс
В формате рубрики "Очумелые ручки" сёстры Блэк готовы объяснить, как из одного противозачаточного секрета, гнилой сестры и консервативного подхода к семейной жизни смастерить что-нибудь годное для жизни в мире привелигированных магов и волшебниц.

+1

2

Провозглашённая неделя визитов к Беллатрикс вызывала у мадам Малфой чувства двойственные: с одной стороны, количество обедов вне дома удвоилось, и Нарцисса могла забить свою белокурую головку чем-нибудь отличным от размышлений о судьбе Люциуса. С другой же стороны удвоилось и внимание Беллы к скромной персоне младшей из сестёр Блэк, что не сулило ничего хорошего. Старшая воспитывала младшую не считаясь с усилиями, требовавшимися с её стороны в этом деле - в ход шли и внушения, и убеждения, и челночная дипломатия с применением силы к третьим лицам; и только бесконечная сестринская любовь оставалась незыблемой. Руководствовалась Беллатрикс, очевидно, благими намерениями, иногда превращая жизнь Нарциссы в маленький, но свой собственный и в меру уютный ад.
В этот раз ничто не изменилось; Нарцисса снова была вызвала на ковёр, прикрытый обедом. Видимо, придётся объяснять старшей сестре, что происходит в её не очень интересной жизни привилегированной домохозяйки, раскрыв сразу несколько секретов. А иначе зачем Беллатрикс звать сестру к себе второй раз за неделю?
Грядущий чай с пирожками с гвоздями Нарцисса решила разбавить выпечкой собственного приготовления; пожалуй, единственное, что она с удовольствием делала руками (в понимании мадам Малфой, руками приблизительно равнялось магией и волшебной палочкой, просто без участия домовых эльфов) - выпекала. Кондитер из неё был неплохой, при желании леди Малфой могла бы заткнуть за пояс хозяина кондитерской "Сладкое Королевство"; но последнее время все желания молодой жены самого желанного уже не холостяка магической Британии сводились к добавлению в чашку с чаем дважды в день нужной дозы тёртой акации, чтобы не оказаться на месте Андромеды. Делала Нарцисса это осознанно, особенно не скрываясь, поскольку считала, что лучшие тайны всегда лежат на видном месте прямо под носом. В поместье Лестрейджей, впрочем, за такие тайны могли бы и долбануть чем потяжелее статуэтки-Лорелей.
- Белла, - Нарцисса кивнула сестре, отправила заклинанием на стол коробку с лимонным пирогом и засахаренной ежевикой, только потом расцеловав сестру. Через несколько минут подали обед; незаметно подкинув в бокал с тыквенным соком, любимым ещё со школы, своё "лекарство", Нарцисса улыбнулась сестре, сделав вид, что совершенно не знает, зачем они видятся так часто. - Приятного аппетита.

+2

3

Белла, вопреки мнению некоторых, была не идиоткой. Она замечала очень много разных мелочей — к этом её приучила работа в Ставке. Она всегда должна была быть начеку, однажды это чуть не стоило ей и её семье свободы, и она очень не хотела повторять данный эпизод. Именно поэтому Белла, выглядевшая зачастую абсолютно незаинтересованной в жизненных и бытовых мелочах, видела очень многое и пыталась сопоставить факты. Иногда, впрочем, заходила в тупик — и тогда приходилось искать ответы с чьей-либо помощью.
Как сейчас.
Нарцисса, будучи мадам Малфой, всё ещё оставалась просто мадам Малфой, а не матерью мистера Малфоя-младшего. О том, что в чистокровных семьях так не принято, Белла знала на собственном опыте: и хотя сама за три года брака всё ещё не принесла мужу парочку наследников, так на то были свои причины. С такими причинами Нарцисса не сталкивалась — да и она была куда бы лучшей матерью подрастающему поколению, чем "безумная Беллатрикс", это вам любой подтвердит. Случаен ли данный факт? Белла была уверена, что не случаен, но пока не могла с точностью сказать, кого стоило винить в данной ситуации: мистера Малфоя, мадам Малфой или идиотов-колдомедиков.   
Цисси, — она поприветствовала сестру поцелуями, восхитилась пирогу и, усадив сестру за обед, сама решила начать прощупывать ситуацию в ту же секунду. Наполовину осушив бокал с вином (она в последнее время предпочитала не обедать без него), Белла, со свойственной ей осторожностью и мягкостью, начала:
Ну, рассказывай, как дела дома? Когда старой тётке Беллатрикс ждать топот маленьких малфоевских ножек по мэнору?
"Маленькие ножки" отозвались глухим стуком где-то в груди, но Белла своих эмоций не выдала — не до того сейчас, сейчас на повестке дня совсем другие вопросы.

+2

4

Беллатрикс восхищается пирогом.
Захотелось потрясти головой, чтобы вытащить из подсознания причину такой радости мадам Лестрейндж; десерт приготовлен младшей сестрой, и что бы не сделала Нарцисса, Беллатрикс всегда будет рядом, чтобы защитить её, похвалить, приобнять, понять, поддержать. Это делало леди Малфой ещё более исключительной, уникальной в своём роде - за вторую сестру Блэк никто бы не отдал ни спасиба за кекс к чаю, ни жизни. Ни, Нарцисса бы сказала, тем более, жизни. Молодая девушка прекрасно понимала, что таких, как она, и таких, как Беллатрикс, всего две на всей планете, и никто и никогда не сможет сравниться с ними. Мир у их ног; а Беллатрикс восхищается пирогом. А Нарцисса пьёт порошки, чтобы, не приведи Мерлин, не понести от Люциуса раньше срока. Когда придёт срок? Неизвестно; потому уж лучше восхищаться пирогами, чем рьяно вопрошать, отчего в доме Малфоев пока не слышно властного контрально Нарциссы, отдающего странные приказы экзотического характера. Хотя, Нарцисса была уверенна, что её беременность уж точно не протекала бы так, как у всех - посудите сами, как может ожидание ребёнка в древнейшей семье быть таким же, как у всех? Это просто невозможно. Однако, отрицать это не приходилось; мадам Малфой в ужасе подсыпала себе в кубки, чашки и кружки тёртую акацию, призванную сражаться с беременностью.
А Беллатрикс восхищалась пирогом: Нарцисса только подёрнулась лёгким румянцем от поцелуев сестры и искренней похвалы. Да, всё определённо шло так, как и требовалось мадам Малфой - если бы для того, чтобы отвести глаза от тайн замужней жизни Малфой, потребовалось испечь сотню пирогов, Нарцисса соорудила бы тысячу, открыла кондитерскую и угощала бы глазурью, нашпигованной специальным снадобьем, чтобы речь шла исключительно о десертах и третьих блюдах к столу, а не о том, для чего всё это делается. Однако, фиаско оказалось ближе, чем предполагала новоявленная супруга Люциуса - старая тётушка Беллатрикс попала не в бровь, а в глаз. И от вопроса про наследничков никакие кулинарные ухищрения не спасут, разве что они не связаны с приготовлением какого-нибудь сверхсложного зелья для наведения волшебного сна, склероза, в конце концов. Но так заморачиваться, чтобы спрятаться от ближайшего человека в жизни, Нарцисса бы никогда не стала; даже не потому, что считала Беллатрикс частью себя. Скорее всего, размеренная жизнь британской миледи что до, что после свадьбы заразила леди Малфой в меру сильным вирусом определённой аристократической лени. Но вот о Белле сказать этого было нельзя; огонь жизни в сестре пылал так, что этой энергии с лихвой хватило бы на всю Европу.
- Э... Всё замечательно, - осторожно начала Нарцисса. Самым важным было не рассказать с обрыва в Чёрное озеро о том, что недавно узнала Цисси об их беглой сестре, и почему сейчас она делает всё, чтобы те самые ножки ещё хоть какое-то время не топтали ковры папаши Малфоя-старшего. - Ножки... А почему это ты старая, а? - справедливо возмутилась Нарцисса, ободряюще улыбаясь. О том, почему будущая тётка настолько радеет за появление у младшей сестры Блэк живота, мадам Малфой превосходно знала; несмотря на всю свою женственность и апатию, хорошо сдобренную флегматичностью, Нарцисса при первой же возможности бы лишила виноватых... Как минимум жизни, и в этом случае они отделались бы очень, очень легко. Впрочем, не к Хозяину же бежать за помощью сестре. Вряд ли у Хозяина вообще нашлась бы минутка на такие проблемы; для него Беллатрикс была воином, и ни кем ещё. Воины не рожают детей и не сидят дома. Воины сражаются, иногда очень яростно и жестоко, осознавая, что можно и позавтракать в аду.
- Ну, я делаю всё, что от меня зависит, но, Белла, сама понимаешь - не сразу же строятся семьи, мы женаты всего девять месяцев, и мне совершенно не хотелось бы докучать Люциусу.
Нарцисса легко улыбнулась и самодовольно выпила ещё глоточек тыквенного сока. Ещё на один шаг дальше от зачатия и от судьбы Андромеды с её выродком. Нет родов - нет осложнений. Rap-pa-pa tonight.

+1

5

Не переводи тему, — ласково, но со сталью в голосе, произнесла Беллатрикс. Эти нотки редко доставались сестре, но когда случалось, лучше было с ней не спорить — Цисси, видимо, это понимала. Белла отхлебнула ещё вина и отставила стакан подальше — чтобы не соблазниться и не допить остальное залпом, как не подобает приличной леди в компании другой приличной леди. Белле было всего ничего лет, она была ещё молода по любым меркам — это она, конечно, прекрасно понимала. Но какой толк в этой молодости, если ты бесполезна и бесплодна, что та чёртова смоковница?
Докучать? Да я уверена, у него в голове только и сидит, как бы ты ему поскорее белобрысого наследничка принесла.
И Рудо был бы рад, Рудо вообще, наверное, жену завёл только чтобы род продолжить — судя по всему, без жены ему жилось достаточно вольно и хорошо. Белле без мужа, кстати, тоже. Но пренеприятнейшее событие им обоим — а, если задуматься, и всем четверым — поторопила дражайшая... дражайшая магглолюбка, имя которой Белла уже давным давно забыла. Сестра у неё была одна — и она сидела напротив, всем своим видом показывая, что не понимает, к чему идёт разговор. "А ведь понимает же".
Белла долгим взглядом проводила бокал Нарциссы, полный сока. Развивающейся страсти старшей сестры к алкоголю — или к чему бы то ни было — младшая сестрёнка не разделяла. Белла ухмыльнулась себе под нос.
Что за гадость ты подсыпаешь себе в бокал, Цисси? — наконец, спросила она после долгой паузы. — И не заставляй меня браться за палочку самой смотреть. Я не хочу этого.
Нарцисса уже видела, как Белла лихо вторгается в чужое личное мозговое пространство, однако проделывать тот же трюк с сестрой она бы вряд ли стала — слишком топорно могло получиться, да и результаты зачастую бывали непредсказуемы, не так много у неё было практики. Причинять Цисси боль было бы всё равно, что круциатить саму себя, но даже если Нарцисса прекрасно знала о таких настроениях сестры — пригрозить стоило. В конце концов, кто знает, как их там зомбируют, в этой никому неизвестной и непонятной Ставке.

+2

6

От теплоты тона старшей сестры Нарциссе захотелось сбежать на край света - чтоб уж точно гарантированно не перегреться от нежности. Или закрыться ручками, или залезть под стол, или... Тысяча и один вариант "Как не попасть под раздачу старшей сестры" от Нарциссы Малфой оказался бы бесполезным в любом случае - хотя бы потому, что тайн от Беллатрикс у младшей Блэк не было никогда. Нарцисса могла недоговаривать, рассказывать не всё, обобщить, не вдаваться в детали, но скрывать что-то или лгать - это вряд ли, доверие и понимание между сёстрами было полнейшее, хотя и не без некоторого (пусть и взаимного) садизма.
- Не могу этого сказать, - Нарцисса скривилась от слов сестры про белобрысого наследничка, которого должен был бы ожидать её муж. Признаваться в проблемах семейных для любой барышни трудно, а уж для мадам Малфой, которая всегда считала себя исключительной и уникальной, - тем более; домохозяйки могли часами перемывать мужьям косточки, размышляя вслух о том, как именно и почему их не любят, но только на Нарцисса. Она и с родной сестрой-то без удовольствия делилась не самыми приятными подробностями совместной жизни (а то и её отсутствия) с Люциусом. Впрочем, женское начало - материя слишком не познанная и даже нелогичная, и кому, как не Белле, следовало бы разделить горести семейства Малфой с супругой одноимённого лорда? Нарцисса вздохнула. В конце концов, Беллатрикс её любила, любовь эта была взаимной, и тем сильнее становилась, чем дольше Беллатрикс проводила время у Хозяина. Мерлин их знает, чем там они балуются, "Круциатусом" или порошком из корня коки, который Нарцисса добавляла в сложносоставные зелья?
- Люциус... Не любит меня, думаю. Нет, я не хочу ничего сказать, он отличный муж, очень заботливый, ни в чём не отказывает мне. Я могу пойти и скупить весь Косой переулок, если захочу. Но что в этом толку? - почему-то чисто женский разговор получался слишком спокойным. Ни вина, ни пледов, ни слёз, ни истерик - просто младшая сестра излагала старшей обстановку, делилась впечатлениями и фактически признавалась в собственной апатичности и флегматичности. - Я в этом не уверена, конечно. Я тоже не бросаюсь на шею и не клянусь в любви, но... Как-то так. Спим мы, конечно, вместе, хотя я часто могу проснуться и обнаружить застеленную половину кровати рядом. Иногда он завтракает отдельно, иногда пропадает на день, два, реже - на дольше. И даже руны говорят, что в нашем царстве - бесконечная мерзлота. Впрочем, меня всё устраивает, не думай, что я жалуюсь.
Мадам Малфой флегматично потянулась за бокалом с тыквенным соком, сделала небольшой глоток, чувствуя, как на зубах скрипит порошок из семян акации. Вкус слегка горьковатый, но зато последствия самые что ни на есть полезные. Магическая контрацепция в лучшем виде; никаких наследников, детей, карапузов и прочих видов личинок человека в радиусе десяти морских миль от Нарциссы Малфой. Объясняться с Беллой, впрочем, было так же горько, как и глотать это травяное лекарство.
- А это... - врать не было смысла. Белла неплохо владела искусством проникновения в чужой разум и могла отличить ложь с некоторой лёгкостью и фирменным блэковским бахвальством, припудренным осознанием собственной исключительности. Называть легиллименцию чтением мыслей мог бы только бездарь - или какая-нибудь паршивая грязнокровка; мысли нельзя читать, их можно только слышать и видеть, в лучшем случае - понимать, как текст в раскрытой книге. Впрочем, чего ожидать от чужаков в мире магии, привыкшим к маггловскому "волшебству"? - Лекарство, - терпеливо пояснила Нарцисса, вплетая в свои женские проблемы новую ленту повествования, неразрывно связанную с предыдущими мыслями о Люциусе и их отношениях. - Чтобы Люциусу ещё пришлось подождать наследника. Возможно, это женское кокетство. А, возможно, и защита от неприятностей, как у... Я думаю, ты могла слышать о том, что наша... Бывшая член семьи намедни чуть не погибла родами? РОДАМИ, БЕЛЛА! - впервые за много-много лет Нарцисса Малфой чуть-чуть повысила голос от эмоций. - Я не хочу умереть родами. Я не хочу умереть.

+2

7

Конечно, не устраивает, это было очевидно. Поведение Малфоя задело Беллу за живое — несмотря на все разногласия, они с мужем вполне ладно уживались в пределах спальни, и она не помнила, чтобы когда-то ощущала холодность Рудольфуса. Особенно сейчас, когда они оба уже окончательно свыклись с ролями супругов и понимали, что друг от друга им уже никуда не деться.
Ну и льдина этот Малфой, — пробурчала себе под нос Белла. — Возможно, мне стоит поговорить с ним по поводу этих отлучек...
Она хотела сказать что-то ещё, полная решимости и убеждённая, что уж её-то сестрёнку не любить просто невозможно, да и что этот Малфой себе позволяет? — и обязательно скажет потом, чуть позже, но Нарцисса начала отвечать на другой вопрос, поставленный сестрой, и последняя уже не смогла сохранить будничное выражение на лице. Затронутая ею самой ненароком тема подкашивала ноги и выбивала почву, не давая устоять на месте — да, всё ещё, может быть, всегда.   
Белла замолчала и молчала долго. Нужно было что-то ответить, нужно было как-то поддерживать разговор и выглядеть как обычно — в конце концов, сделанного не воротишь, в конце концов, Белла была не из тех людей, которые плачутся по одному и тому же поводу всю свою жизнь, но, как выяснилось, она была тем, кто предпочитал сбегать от проблем, с головой окунаясь в какое-то одно занятие. Этим занятием для Беллы стали пожирательская маска, мужской костюм и пыточные проклятия. То, из-за чего она могла навсегда забыть о карьере хорошей жены и чистокровной матери. То единственное, что могло её спасти от ужаса и тоски, нападавшей каждый раз, стоило ей вспомнить собственный разговор с целителем и его сочувственно-ласковые интонации. А теперь... теперь её сестра говорит, что всеми силами пытается отсрочить то, что Белле получить так никогда и не удастся — и, возможно, никогда и не стоило...
Откуда ты всё знаешь, Цисси, — полувопросительно произнесла Белла, выныривая из омута воспоминаний. — Она приползла просить помощи у благородной леди Малфой? Мерзость.
Голос Беллы становился жёстче с каждым словом, стоило ей подумать о сбежавшей и опальной родственнице, забывались все другие горести. Невероятная ярость рождалась в её душе, стоило вспомнить имя Андромеды — Андромеды, которая предала их с Нарциссой, Андромеды, которая разрушила всё, что только могла, ради идиотской прихоти и из желания быть не такой, как все, выпорхнувшая из родительского гнезда не в том направлении.
Родила щенка своему магглу, значит? — Белла хрипло расхохоталась. Но голос её смягчился, стоило ей снова обратиться к младшей сестре:
Почему ты думаешь, что её судьба коснётся тебя, Цисси? Наша мать родила... не одного ребёнка — и вполне наслаждается жизнью.
Белла поднялась со своего места и подошла к Нарциссе, обняла её со спины и, склонившись, уткнулась в плечо.
Ты не умрёшь, глупенькая. Я никогда этого не позволю.

+2

8

- И что ты ему скажешь? "Ко мне пришла Нарцисса и нажаловалась, что ты не уделяешь ей внимания?" - с горечью произнесла мадам Малфой, поднимая глаза на старшую сестру. Белла, милая Белла была готова на всё, чтобы помочь младшенькой; даже на будничное отрезание достоинства лорда Люциуса Малфоя тупым ржавым ножом в прямом и переносном смыслах. Хотя, вопрос наличия хотя бы в одном из поместьев сестёр Блэк оного негодного для резки предмета оставался открытым; ни одна из благородных леди не держала старых разломанных и ржавых вещей - и не думала об этом. - Хорошо, что у тебя с Рудольфусом всё хорошо. Хотя бы одна из нас на своём месте. Может, и у меня получится быть хорошей женой, - мадам Малфой улыбнулась, едва удержавшись от того, чтобы показать сестре язык - и не зарыдать прямо за обеденным столом от того, что Люциус бывает равно обходителен и строг, равно заботлив и жесток с ней. Её не подвергают пыткам; перед ней закрывают дверь кабинета, ей запрещают входить. Да и ощущение, что за тобой постоянно следят, не покидает - Нарцисса готова была поспорить, что мистер Малфой-младший знает о ней всё. Секретов в этой семье не было - они просто-напросто не покидали каменных стен мэнора, но внутри дома и между собой волшебники были повязаны крепче, чем сицилийская маггловская мафия. Что это, впрочем, Нарцисса не знала, но однажды услышанное слово "мафия" и сравнение ей понравилось.
- Отлучки-то у него к Хозяину.
А потом повисла тишина, да какая давящая! Нарцисса пожалела, что не пропустила сегодняшний сеанс введения яда в свой организм; с другой стороны, уж лучше Белла обо всём узнает от неё, чем досужие сплетники потрудятся передать старшей сестре о том, что мадам Малфой осведомилась о сестре. Впрочем, никто и не знал, как именно Нарциссе удалось узнать, что Андромеда рожала трудно, да ещё и не в Мунго. С риском скомпрометировать себя и свою семью мадам Малфой подслушивала, спрашивала, делал вид, что ей не интересно, пила горячий шоколад, маскируя чашкой с оным отражение тяжести на молодом красивом лице, появившееся как будто бы из ниоткуда. Беллатрикс, конечно, хотела ребёнка; и это была та ситуация, в которой Нарцисса была полностью бессильна. Абсолютнейше и бесповоротнейше.
- Я слышала. Ну, как слышала... - лучше поздно, чем никогда. - Я делала пожертвование летом в Мунго, сразу после свадьбы. Через пару недель буквально, и в коридоре услышала, как за закрытой дверью идёт разговор о некой Андромеде. Ну что, много у нас Андромед, что ли... Говорил целитель, жаловался санитару, что денег не хватает, и что жена рожала трудно, да ещё и в - Белла, это ужасно, это самое дно! - в маггловской больнице. Я сделала вид, что у меня кружится голова, и пока сопровождавшая меня леди из старшего состава, о, я даже не знаю, какая у неё должность, потрудилась сбегать за санитаром, я навела кое-какие чары из курса Флитвика и услышала, что Андромеда, жена этого медика, чуть не погибла. А ребёнок меняет цвет волос, и он волшебник. Какой позор, Белла... Какой позор! Ведь этот ребёнок мог быть Блэком. Это девочка, но как зовут я не услышала. И к лучшему, - Нарцисса наконец-то пустила слезу, одну-единственную. Подобное проявление эмоций для Нарциссы было сродни урагану, который сносил всё на своём пути; обыкновенно донельзя спокойная, мадам Малфой позволила себе дать слабину. Хорошо, что у неё была Беллатрикс, которая никогда-никогда не даст её в обиду. И... Да, хорошо, что у Нарциссы был Люциус. Каким бы ледяным человеком он ни был, он всё-таки женился на ней, даже если так и велели родители, и теперь был в ответе на неё и за её жизнь. И то хлеб, хотя на душе книззлы нет-нет - да скребли.
- Я отдам жизнь за тебя не задумываясь, Белла. Но ребёнок... Ещё и ребёнок Люциуса, ещё и теперь, когда у вас есть Хозяин - это слишком для меня, я не хочу делиться тем, чего не имею, с сопляком. Я ужасная женщина, - Нарцисса обняла руки Беллы, обхватившей её, и клюнула тыльную сторону её ладони поцелуем, сестринским и очень-очень нежным. Что стоит чья-то ещё не подаренная жизнь, когда рядом есть другая, в центре (или где-то рядом с ним) находишься ты и вся твоя исключительность?

+2

9

Ты хорошая жена, Цисси. Малфой идиот, если этого не видит, — выдохнула Белла, почти рассмеявшись от "хорошей жены" в собственный адрес. — Ты куда лучше меня, вот увидишь. Люциусу с тобой повезло, он просто этого ещё не понял. Сделаем так, что поймёт. Обязательно.
Даже если придётся раскрывать ему глаза насильно — он не может не заметить потрясающей внутренней красоты собственной жены. Отлучки к Хозяину — что ж, семейной жизни не помеха. В Ставке было достаточно людей, которым приходилось совмещать тайную жизнь и жизнь публичную, и хотя Белле было проще, чем многим, в силу собственного пола и роли в обществе, она не знала никого, кому "отлучки к Хозяину" помешали бы наслаждаться молодой женой.
Блэком! Никогда! — почти взвизгнула Белла, испытав снова всю ту боль, всё то отчаяние, сопровождавшее побег строптивой, что с трудом снова взяла себя в руки, чтобы не пугать сестру. — К дракклам их. Пусть катятся к магглам. Маггловская больница... Маггловская...
Снова молчали: вести были не из лучших. Слухи Белла обычно игнорировала, хотя не могла не слышать новостей о беременности "бывшей сестры Блэк", дабы заглушить которые, Нарцисса в срочном порядке стала миссис Малфой, даже не получив возможности пожить пару лет после выпуска в родительском доме, как это позволили Белле. Андромеда испортила всё — а потом ещё и чуть не погибла, рожая маггловское отродье. Чистая кровь не любит, когда ею разбрасываются; чистая кровь сильнее, чем идиоты-магглы могут себе представить.   
Возможно, в словах Нарциссы о детях было зерно истины — и обычно горячо спорящая и отстаивающая свою позицию Белла сегодня была на удивление молчалива и готова соглашаться с позицией сестры. Та вдруг представилась ей не маленьким неразумным ребёнком — женщиной, со своей трагедией и своими сложностями в семейной жизни. Белле они, казалось, были неведомы, но и она страдала от притирки характерами с Рудольфусом, хотя никому и никогда этого не показала бы. Особенно ему самому.
Это хотя бы безопасно? — спросила она. — Обещай мне, Цисси, что ты не сделаешь ничего, что навредит тебе.
У Нарциссы будет ребёнок, будет мальчик (или, может, девочка, такая же прекрасная, как и она сама?), светловолосый и светлоглазый, гордый, как Малфои, особенный, как Блэки. Белла была уверена, что Нарцисса станет матерью, Нарцисса станет хорошей матерью — а это было критичным пунктом, особенно в свете гулявших в обществе магглолюбских настроений. Разве это справедливо, что опальные андромеды рожают детей и воспитывают в них любовь к магглам, а правильно воспитанные чистокровные леди боятся и помыслить о беременности? Разве так и должно быть?
Белла поцеловала сестру в макушку и зажмурилась. Всё чаще ей казалось, что никого ближе сестры на свете у неё никогда не было.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (30-05-2015 02:04:50)

+2

10

- Я говорю о том, чтобы не жаловаться на свою судьбу, - пояснила Нарцисса, обнимая руки Беллы ещё крепче. В конце концов, какими бы манерами и каким бы воспитанием сестёр Блэк бы ни обременяли, сколько бы образований не затачивали в их нутро, они были, в общем-то, всё ещё девочками, которые абсолютно так же, как и другие нормальные люди, хотели чего-то приземлённого - букетик цветов, ужин при свечах (хотя, при свечах проходила абсолютно вся жизнь чистокровных волшебников - дело было только за их количеством), маленький знак внимания в несколько карат. Где же тут сложности? Естественно, ни у одной из мужних жён, находившихся в гостиной дома четы Лестрейндж, не возникало вопросов вроде "сбежать из дома к любимому", "совершить подвиг" и так далее. Удел грязнокровок и нищих духовно состоял в том, чтобы искать компенсацию неудовлетворённости в таких вот, как их называли нечестивцы, "прелестях жизни". Сестры Блэк же были куда сложнее и куда интереснее обычных волшебниц, готовых растаять сразу же. Лучшие женщины на свете.
- И идиоту понятно, что мы с Люциусом будем вместе навсегда, никаких низкосортных сказок не надо, но... Мне девятнадцать, уже девятнадцать, а я никак не избавлюсь от этого налёта ширпотребной романтики недорогих кофеен Косого переулка, - Нарцисса хихикнула. Беллу она всё-таки очень любила, потому и могла себе позволить объясниться с ней и со слезами, и с шутками, и с прибаутками. Впрочем, младшая Блэк готова была поспорить, что с некоторых пор чувство юмора сестры свелось к запусканию в грязнокровок чем потяжелее фамильного канделябра со свечами; оно и неплохо. Лучшие люди должны уметь отводить душу, отдыхать и не отягощать себя вопросами вроде "а что будет, если?" - проблема выбора всегда развращала людей. У Беллы и Нарциссы этой проблемы никогда не было, поэтому они и не опустились до уровня своей бывшей ненаглядной сестры; возможно, придушить Андромеду Нарцисса бы и не захотела, но уж точно бы подержала за плечи, когда этим занялась бы Беллатрикс. И, на месте падшей женщины, она бы умоляла, чтобы ей занялся кто угодно - только не Беллатрикс.
- Да нет, нет! - Нарцисса поторопилась взять сестру за руку, когда Белла воскликнула о том, что ребёнок никогда не будет Блэком. - Я имела в виду, что ребёнок мог бы быть Блэком, достойным человеком, если бы эта сучка не спуталась с первым встречным магглом. На свете много достойных мужчин, притом чистокровных - Рабастан, наш деверь, например. Или один из братьев Нотт. Или... Ах, ты права. Я, наверное, никогда не смирюсь с тем, что нам нагадили прямо в душу, - мадам Малфой опять была замечена в безэмоциональной речи, начисто лишённой всякого вкуса и интонаций. Андромеда всегда будет больной мозолью, хотя, вроде как сейчас эта тварь представлялась миссис Тонкс, не говоря, что до своей роковой ошибки была Блэк. Как ни крути, родная кровь не была водой, и Нарцисса периодически думала, как вернуть сестру и как ей помочь; в этом, впрочем, она Белле признаваться не собиралась, потому как сестра, единственная, была дороже, чем какая-то никому не прикипевшая правда. Сама мадам Малфой приступы бесполезного альтруизма в пользу хворой, убогой, юродивой и нищей Андромеды списывала на предменструальный синдром, мигрень и абсолютное и неизменное нетрудоустройство британских чистокровных леди.
- Это порошок акации, Белла, - стоило тему сменить - и тон резко потеплел, потому как ноты флегматичности показались пиком эмоций по сравнению с невкусной речью словно бы ни о чём. В чём-чём, а уж в травах и предсказаниях мадам Малфой была сильна. - Эффект очень простой; тёртые семена акации - это своего рода несильный яд, который парализует яйцеклетку. Конечно, процесс куда сложнее, чем я описала, но происходит что-то вроде "магической дубинки" - орган, что называется, "оглушается", существует дальше, но только на естественные процессы постельного характера не реагирует, а если и реагирует, то достаточно несущественно. Никто не приживается, детей нет, скудное внимание хозяина дома принадлежит мне, и никто не дерётся за будущее наследство. Возможно, если я захочу ребёнка, какое-то время придётся восстанавливаться. Некоторые волшебники полагают, что эффект акации накопительный, и яд придётся выводить из организма, но это поправимо. А ещё - и это важно! - ни Таро, ни руны не говорят о наследнике в ближайшее время. Хочешь, посмотрим, что ждёт нас в будущем?
Нарцисса серебристо рассмеялась. Наверное, впервые за эту долгую и утомительную неделю.

+3

11

Цисси было всего девятнадцать — какие её годы! В девятнадцать Белла уже была убийцей, но всё ещё была девственно чистой, как и полагается незамужней леди. От осознания этого факта ей тогда было безумно смешно, она долго смеялась — а потом рыдала, заперевшись в собственной комнате и снова и снова прокручивая моменты убийства в мыслях. Теперь это, конечно, ушло, ушли и сомнения — Белла уже хорошо понимала, что и зачем она делает, — но та первая ломка, то первое желание сбежать она запомнила на всю жизнь и пронесла его с собой через всю жизнь.
Забудь о ней, Цисси, — мантрой зашептала Белла на ухо сестре. — Её больше нет. Больше нет.
Нет и никогда не было, если вы представитель прессы и очень желаете знать, как семейство Блэк относится к предателям рода.
Может быть, ты права. Я в девятнадцать тоже не особенно думала о детях. Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — и хотя Белла действительно хотела, чтобы сестра отказалась от своей затеи, чтобы всё шло своим чередом, чтобы в мире появилось на одного чистокровного и хорошо воспитанного ребёнка больше — она не смогла противиться молчаливому упорству сестры. Она не послушает, Белла знала точно, она сделает так, как считает нужным. Видимо, придётся смириться и ждать, когда отношения с Люциусом наладятся достаточно, чтобы Нарцисса могла почувствовать себя не только счастливой женой, но и будущей матерью.
Как, всё-таки, важны те пара лет взросления на рубеже третьего десятка! Белла часто думала об этом потом, когда только и гоняла туда-сюда мысли, чтобы согреться от адского дементорского холода Азкабана. Как сильно женщина меняется в эти годы, как превращается из подростка — в женщину, из подруги — в жену, из дочери — в мать. Как часто за своими чистокровными традициями они не успевали заметить этот момент — как часто ломали девочек раньше, чем стоило бы...
Белла усмехнулась, отпустила сестру и села рядом.
Давай посмотрим, — тихо и смиренно, — что там говорят твои карты. Надеюсь, что-нибудь хорошее.
Для плохого время ещё не настало.

+3

12

Нет - и Господь всемогущий с ней. Об Андромеде речи больше не шло; зато Беллатрикс поддержала младшую сестру, ведь в девятнадцать она тоже не хотела детей! Нарцисса с облегчением вздохнула, счастливо улыбаясь сестре.
- Не беспокойся. Всему своё время, я ещё рожу тебе племянника - или племянницу, чтоб ты уж наверняка показала сорванцу, как правильно подавать руку почтенным дамам, - после грозы небо всегда светлеет, и эта банальная мысль как нельзя кстати была к продолжавшейся обеденной беседе мадам Лестрейндж и мадам Малфой. Иногда после дождя бывает радуга - но никто не гарантирует, что она появится сама собой: её нужно создать или солнцем, или заклятием Lumos Solem, или пойманным за ногу волшебником, которого можно угостить Империусом (опционально Круциатусом, если дипломатия для вас непривлекательна), чтобы он уже создал солнечный свет. От количества звеньев между решением и конечным результатом и нужно отталкиваться при определении степени замороченности индивида; определённо, Нарцисса предпочитала действовать быстро, но чужими ручками, засим и не поторопилась выкинуть из мешочка на поясе красивые хрустальные флакончики с порошками. Не за Люциусом же ей бегать, право слово.
- Сначала Таро, - уверенным капитанским жестом женщина достала из всё того же поясного баульчика старинную колоду, перевязанную изумрудной атласной лентой наподобие подарочной коробочки. Нарцисса не могла сказать, что её супруг отказывал жене в сюрпризах и подарках или не дарил их вовсе, но зачастую подношение было выбрано не им лично, да и не соответствовало характеру молодой жены, хотя никогда не стоило мало, не было безвкусным или не подходило к случаю. Однако, один из подарков, полученный без повода, занял Нарциссу больше других; при детальном рассмотрении оказалось, что он выбран действительно мужем лично, без участия третьей стороны. Вероятно, Люциус не был настолько уж холоден и безразличен к супруге, как казалось, потому как однажды на его подушке, как раз во время очередной отлучки, мадам Малфой нашла деревянную шкатулку, а в ней - колоду классических Таро, от которой пахло антикварной пылью, какая собирается на давно забытых вещах со своей историей и энергетикой. Ни записки, ни безделушки гоблинской работы в довесок, только эта колода, которая (и Нарцисса готова была поклясться!) потеплела, едва её коснулись пальцы молодой аристократки. Карты правду говорят; перед ней лежала одна из колод шестнадцатого века, принадлежавшая одной очень известной даме эпохи позднего Ренессанса. Люциус знал, как произвести впечатление. Надо ли пояснять, врала ли эта колода, когда Нарцисса задавала ей вопросы о будущем, коль скоро карты пережили так много в прошлом?...
- Что ждёт в будущем Беллатрикс? Правой рукой к себе, Белла, - пояснила Нарцисса, как следует перемешав колоду в руках и протянув её левой рукой сестре. Как только Белла покорно выполнила просьбу сестры, Нарцисса снова перемешала карты, разложив их на три примерно равные кучки на столе. В антицеденте лежали "Любовники", причём, что удивило младшую Блэк, не перевёрнутые. В голове пронеслась мысль касательно того, что, возможно, карта и не относилась к Рудольфусу...
- Отказ от старого образа жизни, чтобы найти взаимопонимание; искренность в разрешении трудной ситуации. Да, тебе это точно удалось, - Нарцисса поторопилась задать вопрос-уточнение и вытащить из первой кучки ещё одну карту, чтобы понять, к чему - или даже к кому - могли относиться "Любовники". Как только на стол лёг "Волшебник", Нарцисса отбросила последние сомнения; речь шла о событиях трёхлетней давности, когда Беллатрикс пожертвовала своим положением невесты на выданье, чтобы прикрыть громкой свадьбой ужасный позор. Да, Таро не врали - действительно, мастерское разрешение любой ситуации. Второй вопрос задавать не было смысла, и леди Малфой открыла карту-звено.
"Дьявол". Не думая, Нарцисса вытащила вторую карту из средней кучки. "Иерофант".
- Хозяин, - последовало короткое пояснение длинного толкования этого странного и страшного сочетания; в случае Беллатрикс речь не шла ни о подавленной воле, ни о полном подчинении. Но Таро бесстрастно показывали сёстрам Блэк картины, которыми были украшены - и ситуацию, в которой была Беллатрикс. Подчинение более сильной материи, нехорошие дела. Нарцисса предпочла перейти к третьей карте, более ничего не озвучивая о том, как мадам Ватбласки предлагает толковать сочетание "Дьявола" и "Иерофанта" в связующей позиции.
Бледная ручка Нарциссы, украшенная потрясающе дорогие и вопиюще прекрасным обручальным кольцом, открыла третью карту поверх третьей части колоды. Перевёрнутая "Справедливость" - казённый дом, или, если быть точнее, суд; причём, в прямом смысле слова "суд" сулила карта "Справедливости" в постпозиции, которая отвечала за будущее, а в перевёрнутом виде - ещё и о решении не в пользу вопрошающего. Нарцисса нахмурила лоб, не замечая, как между бровей наметила свою дорожку та самая морщинка, которая появляется у людей думающих и погружённых в проблемы к тридцати годам. О каком суде могла идти речь? Волшебники решали все правовые вопросы очень просто, ведь у всех вещей был хозяин, который подлежал определению, а магические документы просто нельзя было нарушить - ни договоры, ни завещания, ни какие ещё изъявления воли. - Может, наши кузены чего удумают, ведь бабушка вот-вот отправится к Мерлину, или сестра объявится с претензиями на дом родителей с ублюдком на руках, "Надо же где-то жить!" - Нарцисса всё-таки скривилась. Ей не нравилась ни карта, ни её значение, ни очередное упоминание Андромеды, ни то, что именно её ручки вытащили эту ерунду из колоды Таро, которая была получена в подарок от Люциуса и никогда не обманывала новую хозяйку. Впрочем, Нарцисса совершенно не претендовала на точность в своих домашних предсказаниях. - Сейчас узнаем.
Пальцы вытащили сразу две карты, и мадам Малфой не стала выбирать одну, вскрыв обе - на стол, рядом со "Справедливостью", легли "Башня" и перевёрнутая "Сила". Разрушительное действие гнева, которое приведёт к суду в прямом смысле. Мадам Малфой готова была сказать, что уверена в том, что появится Андромеда с просьбой выдать ей наследство, и суд будет семейным, но почему-то передумала. Ей катастрофически не нравилось, что из расклада было ничего не понятно; когда она ночью перед свадьбой спрашивала у своей старой, ещё школьной, колоды, не обладавшей и десятой долей силы подарка Люциуса, чего ждать от брака, всё было на порядок яснее - "Справедливость", "Любовники", "Смерть"; в сочетании три карты вполне быстро дали понять, что ничего выдающегося от брака ждать не следует, но он приведёт к чему-то новому. Нарцисса подняла глаза на сестру:
- Какая ерунда, не обращай внимания. Я, наверное, совершенно не способна сегодня собрать точное предсказание, оглушила не только способность забеременеть, но и видеть хотя бы какое-то будущее. Самое точное, что смогу предсказать - что суп у меня остынет, если не перестану болтать...
Леди Малфой убрала со стола колоду Таро, умелым движением перевязав её всё той же изумрудной лентой.
- На рунах у меня получается лучше, сейчас, сейчас... - из мешочка появились два десятка рун, и последней, двадцать четвёртой, не хватало. Нарцисса рассеянно шарила по мешочку, то и дело хватая пальцами различные мелочи, в нём оказавшиеся. - Где же она, а... Вот. Задавай вопрос, Белла!

+3

13

Белла послушно сдвинула колоду, наблюдая за уверенными движениями сестры, как кошки наблюдают за уверенными росчерками хозяйского пера, не в силах оторвать взгляд. Ей прорицания не давались совсем — да она и не пробовала, конечно, — и хотя подобным она свои мысли предпочитала не занимать, ни один маг не мог отрицать возможности и невероятности предсказаний будущего. Кому, как не волшебнику, понять, что ждёт его впереди и, может быть, попытаться всё исправить?
Из скупых комментариев Нарциссы (особенно по поводу настоящего) Белла поняла только одно: пока всё сходится. Мастерских выходов из ситуации она припоминала за последние несколько лет сколь угодно много, несмотря на то, что большинство случившихся событий происходили по её собственной глупости или неосторожности. Привела хвост — недоставало опыта. Упустила сестру — не хватило любви и внимания.
Она не посмеет, у неё больше нет никаких прав на этот дом, — отозвалась Белла. Несмотря на засилье грязнокровок, общество в некоторых областях всё ещё жило по старым традициям, а чистокровные семьи и вовсе могли похвастаться собственными традициями решения почти любых вопросов. Выжженная с семейного гобелена Андромеда переставала быть Блэк не только формально — теперь она была Тонкс, не ассоциировалась с благороднейшим и древнейшим — но и для магии рода. Теперь она вряд ли смогла бы претендовать хотя бы на самую завалящую безделушку в доме Блэков: дом её никогда не признает. Андромеда знала, на что шла.
Ну, что ты. Может, когда-нибудь Рудольфус решит развестись и сдаст меня Министерству за мои крайне радикальные взгляды. Вот тебе и суд — там и до азкабановской похлёбки недалеко...
И расхохоталась. Мысли, впрочем, полезли самые что ни на есть отвратительные: Белла действительно была занята тем, что легко и просто могло привести к суду. И, несмотря на то, что Белла была уверена, что ничего подобного не может случиться, ведь всё шло так хорошо и по долгоиграющему плану Повелителя, иногда ей удавалось поймать себя на мысли, нет, мыслишке, что убийствами вымощена дорога в тюрьму.

В азкабановских камерах, говорят, холодно, очень холодно. От дементоровского дыхания не спасают даже тёплые и радостные мысли о доме, мысли о том, что на свободе осталась сестра, не тронутая проклятым Министерством, живая и здоровая, и даже гнев, почти заставивший окрестить зятя трусом, слабаком и дрянью, утихший под напором мыслей о том, что теперь-то её крошка под защитой и ей точно ничего не угрожает, не давал хотя бы немного прийти в себя... В азкабановских камерах очень холодно — в них слишком просторно и слишком вольно чувствуют себя одиночество и тоска.
Белла, конечно, об этом узнает через долгих семь лет: семь лет безнаказанности, борьбы и воспитания себя. Семь, говорят, магическое число.

Вопрос, значит... — она помедлила, раздумывая, что бы ей такого спросить. Мысли, как это часто бывало, мгновенно рассыпались, что руны из мешочка Нарциссы, и никак не хотели собираться воедино. — Обретёт ли моя сестра Нарцисса счастье в браке?
И добавила чуть тише:
Растает ли ледяная глыба сердца Люциуса Малфоя?
Про свой брак с Рудольфусом спрашивать не хотелось, особенно в контексте недавней ссоры по поводу зачарованной фигурки.

+4

14

Нарцисса счастливо проигнорировала заявление о том, есть ли права у ещё одной её сестры на родительский дом в "Озёрном крае" старушки Англии; возможно, где-то в глубине души ей бы хотелось, чтобы Андромеда вернулась туда, осознала, что она натворила, раскаялась, вновь влилась в лоно семьи. Одна из притч Ветхого завета рассказывала о блудном сыне, который осознал свои ошибки и за раскаяние от души следовавшее был принят назад; Нарцисса превосходно знала о маггловской религии, поскольку держала в руках и Библию, и даже одно из изданий Махабхараты, нашедшееся у Люциуса в библиотеке, но  никогда не позволяла себе думать об описанном в учениях развитии событий, когда блудная овца (ну, или сын) возвращается домой. Слова о том, что на дом нет прав, были правдой всецело и бесспорно: магия рода более никак не относилась к Андромеде, не защищала её, и даже кровь Блэков, бежавшая в её жилах, была бессильна против тонких материй родственных связей, которые, однажды разорванные, не могли быть восстановлены. А вот заявление о возможном разводе заставило мадам Малфой рассмеяться:
- Волшебники нашего статуса не разводятся, Белла, это же такой же удар, как побег Андромеды - позор на всю жизнь. Считай, что нас посадили в лодку, и мы связаны с мужьями чем-то покрепче Антиаппарационных чар...
Всё та же библиотека Люциуса, всё те же книги, которые не были доступны дома. Широкий кругозор мужа заставлял Нарциссу соответствовать ему, и за те полгода с небольшим хвостом, которые она провела в мэноре, она ознакомилась с историей, изложенной маггловкой по имени Александра Риплей и невесть как попавшей на книжную полку лорда Малфоя-младшего. Возможно, Люциус действительно был рядом с Нарциссой всегда - через соглядатаев ли, через магию рода Малфой, к которому теперь принадлежала и верная супруга (в будущем также добродетельная мать) со светлыми волосами и голубыми глазами. Другого объяснения, почему её жизнь в поместье была здорово облегчена вот такими "случайностями, Нарцисса не имела; тем интереснее было узнавать собственного мужа, который, казалось, играл с женой в детскую игру "горячо и холодно". Нарцисса знакомилась с поместьем всё ближе, и в конце новой встречи с той или иной привычкой, хобби или увлечением супруга её ждал небольшой сюрприз. На книжной полке нашлась Махабхарата и "Скарлетт", на подушке - колода Таро, а в постели - порой слишком страстный любовник Люциус, который, впрочем, не торопился сближаться с молодой женой, заставляя её считать себя холодным и ледяным... И не жаловаться. Размышлять о том, что сулит ей день грядущий, мадам Малфой могла часами, благо свободного времени у чистокровной британской домохозяйки было много. Слишком много.
- Разве ж волшебники разводятся? Какой же cheval нужно быть, чтобы докатиться до желания свести на нет магию брака? Не думаю, что это - выбор Рудольфуса, да и твой тоже. Вы скорее умрёте в один день, чем докатитесь до этого разводного бельма.
Нарцисса собрала руны, высыпанные на стол, в одну кучку, тепло улыбаясь, когда Беллатрикс задала вопрос. Леди Малфой совершенно не рассчитывала, что будущее по рунам придётся предсказывать самой себе, пусть и по вопросу сестры; последний раз она этим занималась ночью перед свадьбой. Новое начало брака, о да...
- Ну, что же, левой рукой вытягивай из кучки три руны, - леди уже Малфой кивнула, забирая их и раскладывая перед собой. - Теперь окружи ещё двумя рунами каждую, сверху и снизу, да, вот так. Замечательно, - оставшиеся руны Нарцисса смела со стола назад в кожаный мешочек, который отложила в сторону.
- Время рассказывать, что ты мне нагадала, сестрёнка, - всё так же левая рука с перетянутой баслословно дорогим обручальным кольцом сердечной артерией перевернула первую руну вместе с двумя "соседками", которые должны были рассказать, в положительную или в отрицательную сторону толковать главную руну.
- Ага, руна Райдо, не перевёрнутая, прямая. А окружена она... Гебо и Вуньо, значит, толковать будем положительно, хотя, Гебо - единственная нулевая или нейтральная руна в колоде. Ну, ладно, Вуньо - это радость, Гебо - вероятная связь. А главная руна сулит долгую совместную дорогу, медленную, но ведущую к чему-то хорошему. Тернистый путь познания друг друга, привязанность, возможно, крепкая любовь. Странно, что твоя лёгкая рука положила эту руну в позицию "под сердцем", потому что она так относится скорее к прошлому, чем к настоящему, хотя, руны не Таро, рунам задаётся вопрос, а они говорят "что есть", "что ждёт", "чем закончится". Поэтому, здесь Райдо - это "что есть", а есть у нас долгая тернистая дорога скованных одной цепью людей.
Нарцисса пожала плечами, сделала небольшой глоток тыквенного сока, внимательно посмотрела на Беллатрикс. Забавным показалось, что старшая сестра заботилась о семье и любви младшей, а младшая - о будущем старшей; хотя, это было и закономерно. Беллатрикс знала, что делать с Рудольфусом, и без помощи потусторонних материй вроде толкования будущего - и то с помощью посторонних предметов. Нарцисса была посредственным пророком и даже за всё золото мира не смогла бы сделать и малейшего пророчества во сне, или посредством видения, предчувствия. Хотя, иногда она могла поискать какую-нибудь отметину на ладони, но в правильности толкования паутинки линий жизни, ума и прочих колец Сатурна мадам Малфой не была уверена. Скучающая аристократка, она была довольна уже тем, что ей подчинились три вида женских предсказаний - на рунах, на таро и с помощью свечей. На большее она способна вряд ли была, хотя знала толк и в травах, и в чаях, и даже в снах. Но, чтобы прочитать книгу, требовалось просто уметь читать и верить соннику Иньиго Имаго.
- Вторая руна, ага... Эйваз. Окружена она у нас неважно чем, потому что руна "нулевая", не существует в перевёрнутом виде и имеет всегда одно значение, вне зависимости от направления положительных и отрицательных соседок. Подвешенная ситуация, отсутствие связующего звена между супругами, отношения, ищущие развития по принципу маятника - туда и сюда, сюда и туда. Маятник остановится, когда будет противовес, а будет он только тогда, когда я прекращу пить акацию, - Нарцисса перевернула ещё две руны, усмехнулась. Прямая Беркана - семья, прямая Отал - ребёнок. Мадам Малфой было впору открывать свой собственный гадальный салон, который просто обязан был бы войти в моду у аристократок магической Англии и их гостей - дорого, медленно, но точно. Да ещё и от Малфой.
- Третья руна. Беллатрикс, а ты точно уверена, что никогда не предсказывала судьбу? Такое ощущение, что ты подсмотрела и вытащила только хорошее, - Нарцисса снова посмотрела на сестру, которой только что сама нагадала суд, Хозяина и приступ жестокости (впрочем, о чём не сообщила). Девушке с трудом верилось, что две настолько крепко связанные между собой сестры могут получить фатально разные гадания - приблизительно с одним и тем же вопросом. - Перевёрнутая Альгиз, мне придётся пойти на риск ради Люциуса, но я останусь рядом, причём... Навсегда, - пальчик Нарциссы ткнул в соседок третьей руны - Перто, означавшей судьбу, предназначенность, предначертанность, связь, и Ансуз, которая несла примерно то же значение.
- Странно. Я никогда ещё не получала двух настолько разных предсказаний на одну семью, Белла. Что ты думаешь по этому поводу? И... Может, спросим, что ждёт Андромеду? - мадам Малфой снова достала Таро. В конце концов... - Нам же надо знать, не огорошит ли блудная овца нас собой и своим... Ребёнком, чтобы уж точно не пустить её на порог?

+3

15

Конечно, Белла знала, всё это Белла знала — Рудольфус, узнавший два года назад о бесплодии супруги, имел куда больше поводов разойтись с ней, чем за всю их оставшуюся жизнь, несмотря на ссоры, несмотря на столкновение характеров, несмотря на всё, что могло происходить между ними, они оба знали цену настоящему браку и настоящей семье. В чистокровных семьях не было принято разводиться и бежать от каждой мелкой трудности, как это зачастую бывало в семьях попроще, в чистокровных семьях считалось дурным тоном разрушать то, что скрепила магия. Белла была принята в род Лестрейнджей не только на бумаге, но и получила особый статус — магически.
Конечно, ни Беллатрикс, ни Рудольфус никогда и не подумают о разводе, какие бы сложности перед ними не стояли. Конечно, Нарцисса это понимала — и понимала, что Белла понимает.
Это понимал каждый уважающий себя чистокровный волшебник, кроме тех выродков, которых уже и на семейном древе нет.
Белла наблюдала, как Нарцисса ловко расправляется с рунами, слушала её убаюкивающий голос. Ей казалось, что они уже давно не в её собственной гостиной, а где-то в совершенно другом месте, точно не было ни тяжёлых портьер, ни быстрых движений убирающего остатки ужина домовика, ни тусклого света свечей. Они были точно где-то в совсем другом измерении, только Белла не понимала, где именно.
Нарцисса говорила о хорошем — то, чего Белла больше всего хотела для младшей сестры. Она старалась не перебивать гадание, только иногда не удерживалась от "Вот видишь!" и "Ну, я догадывалась". Руны, карты, свечи, зеркала — всё это для неё было Запретным Лесом, в который она даже не пробовала заглядывать, зная всю бесполезность сего действия. В школе она предпочитала строчить эссе по трансфигурации и оттачивать навыки ЗоТИ, те, что "совершенно не пригодятся во взрослой жизни, мисс Блэк". Ещё бы не пригодятся, думала Белла потом. Вы, светленькие, только и можете, что бросаться нелепыми заклинаниями из раздела школьно-курсантских, однако на что-то более изобретательное мозгов и смелости вам не хватает. От чего же мне защищаться? Придётся нападать.
Говорят, одна из наших пра-пра имела задатки предсказателя. Может быть, я пошла в неё, — улыбнулась Белла, точно знавшая, что никаких пророческих способностей за ней не замечено и быть не могло.
Вы повязаны не слабее нашего, — ответила она на осторожное "forever", которого так ждут молодые девчонки и которое так очевидно для любой чистокровной леди старше пятнадцати. — У каждого своя судьба, Цисси. Надеюсь, тебе никогда не придётся принимать участие в тех делах, в которых мы все повязаны.
Кто-то должен был оставаться в стороне.
В конце концов, ты всегда была особенной, — она протянула руку и заправила выбившуюся светлую прядку за ухо сестры.
Предложение погадать на Андромеду заставило Беллу поджать губы и сощуриться — как она часто это делала, когда злилась. Первое желание ответить резким отказом сменилось вторым "а что, если?..", которое настолько сильно взгрызлось в волшебницу, что она сдалась предложению сестры, высказанному абсолютно спокойно, но для Беллы (и для её собственного успокоения) стало практически уговором и толчком к действию.
Ладно, — чуть резче, чем нужно, произнесла она. — Кто предупреждён — тот вооружён, верно? Задавай вопрос, Цисси, теперь твоя очередь.

+3

16

Нарцисса серебристо рассмеялась, когда Белла допустила, что может, у неё и есть талант предсказателя. Представив себе, как её суровая сестра проводит будни за тяжёлым круглым столом в компании колоды Таро, двух дюжин костяных рун и толкователя сновидений, мадам Малфой просто не могла сдерживать переливистый смех. Она слишком хорошо знала сестру; скорее всего, Беллатрикс увидела бы трёх нарглов, о которых писали некоторых газетёнки, чем ушла в спокойный образ жизни престарелой двадцатилетней домашней кошёлки. Впрочем, Нарцисса кошёлкой себя не считала - несмотря на любовь к дамским развлечениям, она уверенно держалась в седле по-дамски, сопровождая Люциуса на охоте, уже успела сделать одно крупное и два мелких пожертвования в пользу Святого Мунго, способствовала открытию магического магазина уценённых товаров в Косом переулке и вообще была дамой очень и очень активной - и это при её-то апатичном характере!
- Белла, Белла... Моё имя всегда будет рядом с вашими, потому что это моя судьба, как бы я ни коротала дни в библиотеке Малфой-мэнора! Но речь не о том, - Нарцисса быстро разложила карты Таро на столе, заново задавая им вопрос. Как бы ни была резка Беллатрикс в своих суждениях, она позволила, хоть и скрепя сердце, узнать, что ждёт их беглую сестру. Блэки не были равнодушными - никогда, даже если имя Блэка - Нарцисса, и этот Блэк по жизни флегматичен и меланхоличен. Пока ухоженные ручки леди Малфой раскладывали старинную колоду, девушка бормотала себе под нос:
- Конечно, повязаны... Люциус это понимает. Не знаю, хранит ли он мне супружескую верность, но сомневаться в нём нет ни повода, ни желания. Правой рукой от себя, Белла, - пояснила Нарцисса, разложив колоды неровным полукругом. - Как всегда, три карты.
Забрав их у сестры, Нарцисса не без тревоги на сердце перевернула Таро; результат, однако, её совершенно не удовлетворил. Перед ней лежали Висельник, Смерть и Влюблённые, и драккл побери всю семью Малфоев, если Нарцисса смогла бы понять три абсолютно не связанные между собой карты с ходу. Цена бы ей была как гадалке три кната.
Миссис Малфой нахмурилась. Ясно было только то, что ничего не было ясно, но когда это останавливало скучающую аристократку, которая, не слыша слов любви от мужа, стремится узнать о его отношении потусторонними и неизведанными путями? Нарцисса подумала об Андромеде, о её сходстве с Беллатрикс, о её глазах - побольше, чем у старшей сестры, и... Подобрее? Нет, скорее поглупее. Или попроще. Левой рукой Нарцисса вытащила ещё три карты - даму жезлов, рыцаря монет и перевёрнутый Суд. Не в силах больше молча сидеть и смотреть на то, что творят волшебные руки чистокровных ведьм, Нарцисса встала, хлопнула картами по столу и абсолютно несдержанно пояснила Белле:
- Ребёнок Андромеды - девочка. Девочка выйдет замуж и погибнет. Сразу же, возможно, у неё не будет даже года! Но есть какое-то новое начало, вот, смотри. Смерть - это всегда новое начало, особенно перевёрнутая. Я не знаю, почему мы вытащили эти карты, что случится в будущем и вообще можно ли его предсказывать, но мы - чистокровные волшебницы, и нам Таро врать не будут.
Нарцисса опустилась на стул. Не было худшего проклятия, чем пережить родителю своего ребёнка - и даже беглой Андромеде она не пожелала бы такого. В конце концов, сестра ушла за лучшей жизнью, и пусть ей постель мужа будет пухом, раз знаться с семьёй она больше не хотела.
- Ладно, пойдём пройдёмся, Белла. Покажешь мне весенний сад Лестрейнджей, - Цисси спрятала в поясной баульчик Таро, руны и волшебную палочку, которую зачем-то выложила во время последнего гадания. Меньше всего ей хотелось думать о гадании, и больше всего - взять под руку Старшую и куда-нибудь пойти, разговаривая о чём-то смешном и забавном, а не о холодном, как труп, муже, иногда в порывах страсти оставлявшем синяки на теле, а не на душе, и не о глупой и бесконечно чужой Андромеде.

+2


Вы здесь » Incerta. 1981: switching sides » hexes » 18.03.74 Demain il aura ta main!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC